Skip to main content

Историческая информатика в зеркале периодического издания

Юмашева Ю.Ю.
(Москва)

Историческая информатика в зеркале периодического издания

"..... Муза клиометрики выглядит теперь счастливой толстушкой - уверенной в себе, но не ленивой...", - эти слова известных американских клиометристов Л.Э.Дэвиса и С. Энгермана всплыли из памяти, когда автор этих строк собрала весь комплект (23 выпуска) "Информационного Бюллетеня Ассоциации "История и Компьютер" (ИБ АИК)1. Номер 1, опубликованный в ноябре 1990 г., насчитывал всего 23 страницы, а последний из вышедших к лету 1998 года (N23, март 1998) уже представлял собой солидный том "весом" в 250 страниц. Но, как известно, не столько количество печатных листов важно в издании, сколько его содержание. Выросла ли также почти на порядок за эти годы содержательная компонента ИБ? Это тем более занимательно проанализировать, что журнал принадлежит Ассоциации, объединяющей специалистов по исторической информатике и клиометристов, которые, по образному выражению Лауреата Нобелевской премии и пионера клиометрики, мериканского профессора Р.Фогеля, являются "научным истеблишментом со всеми преимуществами и недостатками истеблишмента".

Ответ на поставленный вопрос сложен и требует "многофакторного" анализа. Во-первых, потому, что как любое научное издание, ИБ прежде всего представляет хронику бурной жизни данного сообщества, включающую многочисленные конференции, симпозиумы, семинары, школы, дискуссии и т.д. Во-вторых, потому, что будучи печатным органом научного направления, возникшего на стыке новейших достижений гуманитарных и естественных наук, до сего дня "не включенного в русло мировой историографии" 2 , ИБ обладает целым рядом специфических черт-рубрик (например, "Историк и Internet", "Компьютер и текст", "Информационные сети", "Информационные технологии" и т.п.), в которых представлены публикации о технических или технологических вопросах (пакетах прикладных программ, технологических средах, исследовательских комплексах и т.д.), мало связанных непосредственно с предметной областью истории. В-третьих, потому что статей конкретно- исторических, "проблемных", традиционных (с точки зрения "литературной" истории), привычных для "толстых" научных журналов, в ИБ не так уж и много (в процентном отношении)3 , да и они изобилуют таблицами, графиками, коэффициентами, что затрудняет их восприятие неподготовленным читателем4. Превалирует в "Информационном Бюллетене" особый "клиометрический" стиль публикаций по конкретно-исторической тематике, например, структурированные описания созданных баз данных (их опубликовано уже 195 ), которые, с одной стороны, являются "окончательным" результатом уже проведенного в рамках данного исследования источниковедческого этапа и применения технологии создания машиночитаемого источника, а с другой - служат лишь трамплином для дальнейшего изучения проблемы (квантификации и интерпретации результатов).

И все же, даже анализируя столь "неудобный" материал, можно сделать интересные наблюдения и заключения. Прибегнем к спасительной статистике. Например, в 23 номерах ИБ было опубликовано 22 интервью с выдающимися учеными. Среди которых - видные отечественные историки: инициатор применения математических методов в исторических исследованиях, академик РАН И.Д.Ковальченко; член-корреспондент РАН Л.В.Милов; академик РАН В.Фортов; академик РАЕН С.П.Карпов; доктор исторических наук К.В.Хвостова; декан исторического факультета Алтайского университета В.Н.Владимиров; зарубежные историки: Лауреаты Нобелевской премии проф. Р. Фогель и Д. Норт; профессора К.Леонард, С. Вильямсон, Д.Филд, Л.Хеймсон, П.Грегори (все - США), д-р П.Доорн, д-р Л.Брере (Голландия); проф. М.Таллер, д-р В.Леверманн (Германия), д-р Я.Олдерволл (Норвегия).

Темы многих интервью касались прежде всего судеб тех направлений в истории - клиометрики и исторической информатики - в которых работали и работают эти ученые. В чем им видится главное преимущество этого направления? В 1990 году академик И.Д.Ковальченко ответил так: "Математические методы и ЭВМ позволяют существенно углубить исторические исследования, сделать их более объективными и доказательными. Ведь раскрытие количественной меры качественно содержательной определенности любых явлений естественного и общественного мира является высшим уровнем научных исследований"6 . В то же время Р.Фогель считал, что "главная заслуга клиометрики для изучения истории состоит в том, что математические методы и ЭВМ позволили ввести в научный оборот огромные массивы опубликованных и архивных данных, которые долгое время лежали невостребованным "мертвым грузом". Невостребованным именно потому, что не было методики и технических средств работы с ними. Таким образом, заслуг у клиометрики много. Она стала реальностью, не считаться с которой нельзя, а ее успехи открывают все новые перспективы в изучении истории"7.

Эта реальность достижений исторической информатики и клиометрики находит свое подтверждение в анонсированных в Информационном Бюллетене защитах 38 кандидатских и 20 докторских диссертаций (и это только за последние 8 лет!), написанных в рамках этих направлений; представлении 37 монографий, 62 сборников статей и 28 учебных пособий по рассматриваемой тематике; публикации 88 развернутых рецензий на вышедшие из печати издания по данному направлению. При этом особенно следует отметить тот факт, что АИК и ее Информационный Бюллетень анонсирует и рецензирует не только русскоязычную литературу, но и профильные издания, вышедшие на национальных языках в странах СНГ и за рубежом. Тем самым, с одной стороны, Ассоциация позиционирует себя именно как ветвь Международной организации "History & Computing" ("cens - una sumus!> - "Мы - одно племя!"), активно поддерживая концепцию науки без границ и идеологических догм, а с другой - постоянно информирует своих членов о новинках литературы, поддерживая "планку" их историографического профессионального уровня на должной высоте.

Последнее чрезвычайно важно для динамично развивающегося "вглубь и вширь" направления, издающего рецензируемое периодическое издание. За короткий период своего существования историческая информатика "охватила" не только необозримые пространства Истории, затронула целый ряд ее областей и проблем, привлекла к их решению новые методики и технические средства, ввела в научный оборот огромные массивы информации, но и расширила "географию" научных и учебных центров, работающих в этой области, побудила отечественных исследователей (даже занимающихся исключительно российской историей) принимать активнейшее участие в Международных форумах квантификаторов по самой различной тематике, жить "in medias gentes". На страницах Информационного Бюллетеня это последнее обстоятельство нашло одно из самых ярких выражений в публикации многочисленных отчетов российских историков об их участии в ежегодных конференциях Международной Ассоциации "History & Computing" (начиная с 1990 г. )8, конгрессах по экономической и социальной истории, конгрессах ЮНЕСКО "Образование и информатика", Международных конгрессах Азиатских и североафриканских исследований, конгрессах Международного совета Архивов, в специализированных конференциях, в работе конференций национальных клиометрических организаций и обществ, в тематических симпозиумах и семинарах за рубежом. Эта "включенность" в мировой научный процесс, как показывает опыт, весьма благоприятно влияет на развитие "внутренних" научных исследований и приводит к повышению активности отечественных ученых, выразившейся в проведении в стране силами АИК многочисленных научных форумов, конференций, секций и школ, самая подробная и развернутая информация о которых публикуется в ИБ. В семи номерах ИБ (N 7, 9, 10, 14, 17, 21, 23) публиковались тезисы докладов участников ежегодных конференций АИК (состоялось 6 официальных и одна "нулевая" - организационная конференция в рамках работы Международного семинара "Научно-информационные технологии в исторических исследованиях и образовании", Ужгород 1992 г., где было принято решение о создании Ассоциации "История и Компьютер"), а также отчеты руководителей секций.

Несколько слов о тематике опубликованных в ИБ тезисов (их число - 443!). Она весьма разнообразна и затрагивает практически все разделы истории и весь спектр проблем, известных в традиционной исторической науке и решенных нетрадиционными методами квантификации: археология, социально- экономическая и социально-политическая история, историческая демография и историческая география; теоретические, методические и методологические вопросы источниковедения (в традиционном понимании этого термина), источниковедения массовых источников, "компьютерного источниковедения" и исторической информатики, а также методика преподавания и обучения исторической информатике и истории с помощью компьютерных технологий, и, конечно, моделирование исторических процессов и применение новых информационных технологий в самых разных областях (музееведении, архивоведении и т.д.) Такая всеохватность обеспечивается, конечно же, возможностями самой исторической информатики, которые "не сводятся к тому, что мы можем теперь делать те или иные исследования быстрее и эффективнее; мы можем делать новое, и мы можем делать старое по-другому" 9.

Особо следует отметить тот факт, что в "практической", конкретно- исторической области превалируют темы по отечественной (в рамках СНГ) истории, археологии и демографии. Хронологические границы данных исследований определяются периодом бытования основного для квантификаторов вида исторических источников - массовых, т.е. охватывают самый конец XVIII века и полностью XIX и XX века. Повышенный интерес вызывает хронологический период начала XX века (в основном 1900-1910 и 1920-1930 годы).

Не имея возможности подробно останавливаться на рассмотрении этого вопроса, отметим лишь наиболее часто обсуждаемые конкретно-исторические темы. Так,"наибольшей популярностью" пользуются темы, связанные с созданием и анализом архивов машиночитаемых данных по региональной истории (например, Урала XX века или средневековой Беларуси); темы, затрагивающие социально-экономические аспекты аграрной истории России, Украины, Закавказья, Средней Азии и Казахстана середины XIX-XX веков; анализирующие экономическое развитие на основе изучения различных типов массовых источников (например, ревизских сказок (с конца XVIII века) и переписей населения, писцовых книг XVI и XVII веков); исследующие историю промышленного производства в России, отдельных отраслей ее индустрии, тенденции монополизации в целом (1914-1917 гг.), деятельность иностранных компаний и отдельных фирм на российском рынке в начале XX века, распределение рабочей силы и проблемы найма труда на территории СССР в 1920-е годы, потребительские настроения в современной экономической истории России. Не обойдены вниманием и социально-политические проблемы. Среди работ по этой тематике можно назвать, тезисы докладов, посвященные анализу судеб жертв политических репрессий 1918-1922 и 1940-х годов и так называемых "лишенцев"; изучение деятельности государственных организаций (например, Государственного Совещания 1917 года); создание "коллективного портрета" состава Совнаркома 1917-1941 или "социального портрета" коммунистов Промышленного района, текстологический анализ предсмертного письма Б.Савинкова, анализ данных о положении церкви на Урале в 1920-1930 гг., изучение борьбы мнений на заседаниях Верховного Уголовного Суда по делу над декабристами, и даже материалы, посвященные тематике "наиновейшей" истории (например, анализу сельского менталитета периода перестройки или такому феномену, как процесс "выживания" советского чиновничества - номенклатуры - в новых социальных условиях 1994-1997 годов, или, как апофеоз - "Проверку корректности нового статистического закона распределения качественных признаков результатами президентских выборов" 1996 г. !)

Археологические работы традиционно представлены докладами по археологии Новгорода и Москвы, теоретическим вопросам моделирования баз данных для специфических археологических источников.

Весьма необычным для российской историографии последних лет10 являются тезисы выступлений по исторической демографии, субэтнографии и компьютерной ономастике....

Возвращаясь к статистическому анализу материалов ИБ, приведем следующие данные об отражении в этом издании информации о конференциях АИК:

год N ИБ N конференции Кол-во секций Кол-во докладов Кол-во участников
1992 7 0 6 30 37
1993 9 1 5 39 49
1994 10 2 5 40 53
1995 14 3 8 77 93
1996 17 4 6 85 105
1997 21 5 6 89 111
1998 23 6 7 106 123

 

Как видно из приведенной таблицы число докладчиков и выступающих стабильно растет год от года. Связано это и с все большим распространением компьютерной техники, и с тем, что многие доклады делаются в соавторстве11, и с тем, что круг авторов расширяется за счет роста популярности самого научного направления, сила которого в довольно специфических российских условиях, выражается в: "тесной связи квантификации с устоями исторической науки в целом, в той важной роли, которую играют количественные методы в преподавании на кафедрах источниковедения"12, - как отмечал американский историк-россиевед, профессор Д.Филд.

Действительно, за последние несколько лет преподавание исторической информатики охватило значительное число ВУЗов страны. О своем опыте преподавания этой дисциплины на страницах ИБ писали педагоги исторических факультетов Московского, Алтайского, Белорусского, Волгоградского, Воронежского, Мордовского, Самарского, Санкт-Петербургского, Тверского, Тамбовского, Уральского университетов, Санкт-Петербурского института точной механики и оптики, Военного Гуманитарного Университета. Для сравнения учебных планов и программ в ИБ публиковались методические материалы Департамента "Компьютер и гуманитарные науки" Утрехтского университета (Голландия), статьи об образовательной программа DABURH (г. Лейден); учебные планы курсов по исторической информатике английских (Лондонского и университета в Глазго) и французских университетов. Обобщает материалы этой рубрики текст, предоставленный ректором РГГУ, профессором Ю.Н.Афанасьевым, в основе которого лежит его доклад на III Международном конгрессе ЮНЕСКО "Образование и информатика" (Москва, 1996 г.) "Информатизация образования как глобальная проблема на рубеже веков"13.

Обмен мнениями, публикации учебных планов, дискуссии, обсуждение теоретических и практических вопросов образования - все это жизненно важно и необходимо членам АИК, многие из которых являются не только исследователями, но и "практикующими" педагогами. Популярность исторической информатики растет еще и потому, что "для историков, овладевших компьютерными методами, эти последние являются второй специальностью. Клиометрист может с успехом работать в качестве социолога, политолога, эконометриста"14.

Именно поэтому проведение в Москве в течение ряда лет, начиная с 1992 и до 1996 года, пяти Международных осенних школ под общим названием "Историческая информатика: Европейская модель" пользовалось таким успехом у аспирантов и студентов со всей страны. Организаторами этого мероприятия выступили Международная Ассоциация "History & Computing", АИК и Лаборатория Исторической информатики кафедры источниковедения исторического факультета МГУ.

год N ИБ N школы кол-во учебных курсов кол-во преподавателей кол-во студентов
1992 8 1 5 6 50
1993 11 2 6 8 70
1994 13 3 12 12 80
1995 16 415 12 10+4 85
1996 20 516 12 12 90

 

Данные сводной таблицы, составленной по сведениям отчетов о проведении школ, опубликованным в ИБ, красноречиво свидетельствуют о постоянном интересе к участию в школах как со стороны педагогов (в ходе 5 школ 23 преподавателями было прочитано более 20 новых (неповторяющихся) учебных курсов17; курсы этой международной школы посетило более 300 студентов и аспирантов из различных вузов пяти стран СНГ, а также трех европейских стран.

Этот энтузиазм студентов и педагогов в преподавании, изучении и внедрении клиометрии поддержан и многими научными центрами страны, а рубрика "Научные центры сообщают" является в ИБ одной из самых наполненных. Среди публикаций этого раздела - материалы о лаборатории математических методов и ЭВМ в РГГУ, о Белорусском Центре новых информационных технологий и преподавания гуманитарных и социально- политических дисциплин (БЕЛНИТ), о работах специалистов из Института истории РАН, Института социологии РАН, Института истории АН Республики Беларусь, Мосгорархива, Межвузовского центра информационных технологий в гуманитарном образовании (Санкт-Петербург), Института точной механики и оптики (Санкт-Петербург), Новосибирского краеведческого музея, Физико- технического института УрО РАН, Института славяноведения и балканистики РАН, Археографической комиссии РАН, Института новейших технологий образования, МФТИ, Института всеобщей истории РАН и Института востоковедения РАН и т.д. Материалы о работе отечественных научных центров удачно дополняются публикациями о деятельности зарубежных научных обществ и ассоциаций, крупных исследовательских проектах, работе научных центров, таких как: QUANTUM (Германия), InterQuant (международная комиссия по применению количественных методов в истории), EAHE (European Association of Historical Econometrics - Ассоциация, объединяющая европейских исследователей, работающих в области квантитативной экономической истории), Американского Консорциума по политической и социальным исследованиям, Центра историко-социальных исследований в Кельне, Института Макса Планка в Геттингене, Института повседневных реалий средневековья Австрийской АН (Кремс). Этот список был бы неполон, если бы мы не упомянули аналитические историографические обзоры о клиометрии Великобритании, Канады, Китая, написанные как российскими авторами, так и собственно клиометристами этих стран.

(Кстати, такое построение содержания ИБ, на постоянном сравнении по принципу "а что у других?", является весьма удачной находкой редколлегии, стимулирующей интерес молодых ученых.)

Не меньший интерес представляют аналитические обзоры и статьи, посвященные применению компьютерных технологий к исследованию проблем античной истории; византиноведения, востоковедения, истории Руси*-России самых разных периодов, анализу с помощью компьютера самых разнообразных текстовых источников (от Библейских текстов и латинской литургики до дешифровки цифровой письменности Южной Америки; от анализа русских средневековых грамот и старопечатных книг до массовых источников конца XX в.). Особым вниманием пользуются статьи, знакомящие с новыми, или относительно новыми, компьютерными методами и технологиями: математическим моделированием, экспертными системами, новыми методами работы с текстовыми (как структурированными, так и неструктурированными) и визуальными источниками, методиками "восстановления истории семей", построениями гипертекстовых структур и фреймовых моделей, системами оптического распознавания, компьютерным историческим картографированием, мультимедиа, локальными и глобальными информационными сетями, созданием "рабочей станции историка", технологией дистанционного обучения.

Но наиболее актуальными, читаемыми и обсуждаемыми публикациями ИБ последних лет, выплеснувшимися даже на страницы более известных периодических исторических изданий18, стали дискуссии и <Круглые столы> по проблемам методологии исторической информатики и квантитативной истории. В ходе первого "Круглого стола", проведение которого было связано с публикацией полемической статьи д-ра П.Доорна (Голландия) "Я и моя база данных" (ИБ N 13), обсуждались две взаимосвязанные проблемы: 1) "мельчание" (с точки зрения "зачинщика" дискуссии) проблематики исследований в рамках исторической информатики, замыкание многих квантификаторов лишь на этапе создания баз данных и 2) недооценка результатов исследований данного сообщества широкой исторической общественностью (которая, как показывает время, успешно преодолевается). Принявшие участие в дискуссии 15 российских авторов были почти единодушны в своем выводе о том, что и первая, и вторая проблема являются выражением "болезни роста" молодого научного направления. Второй "Круглый стол", посвященный попытке определения приоритетного методологического подхода в реализации квантитативных исследований (источниково-ориентированный или проблемно-ориентированный подход?), начатый выступлением на XI Международной конференции Ассоциации "History & Computing" все того же "возмутителя спокойствия", д-ра П.Доорна, и его полемикой с не менее известным квантификатором, д-ром М.Таллером (Германия), собрал уже 27 как отечественных, так и зарубежных участников.

Огромный резонанс среди историков19 получила в последнее время серия рецензий, приобретшая характер захватывающего научно-эпистолярного романа - переписки, сделанная профессиональными историками- квантификаторами на труды группы под руководством академика А.Т.Фоменко20. Особенностью этих рецензий является то, что написаны они специалистами, равно хорошо владеющими предметными областями истории и математики, т.е. полемика ведется на близком и понятном авторам "Новой глобальной хронологии" языке, и проблема "языкового непонимания" (к которой часто апеллируют новоявленные "ревизоры истории от точных наук") между "прогрессивными" математиками и "консервативными" историками таким образом не стоит. Выводы рецензентов полностью совпадают с оценкой этих, с позволения сказать, "исторических" опусов, данной Отделением истории РАН: ничего общего с исторической наукой работы упомянутых авторов не имеют.

Другой, не менее актуальной для источниковедов, методологов истории и квантификаторов, стала опубликованная рецензия к.и.н. Д.М. Володихина на работы некоторых авторов, пытающихся ревизовать методологические воззрения академика И.Д.Ковальченко21. Попытка защитить научное наследие крупного ученого нашла поддержку среди многих историков. Публикация этого материала на страницах Информационного Бюллетеня Ассоциации, вдохновителем которой был И.Д.Ковальченко, была очень своевременной и актуальной.

В этой связи следует отметить еще два положительных свойства ИБ - последовательность его позиции и оперативность. Это касается и отражения хроникальных событий, и публикации проблемных статей, и рецензирования различных изданий, и практически немедленную реакцию на возникающие в сообществе и в науке в целом дискуссии. При этом обращает на себя внимание профессионализм авторов материалов, которые обладают взвешенными позициями и умением преодолевать даже "эффект быстрого старения" хроникальной информации и информации технического плана.

В целом, возвращаясь к поставленному в начале статьи вопросу, можно констатировать, что "закон перехода количества в качество" действует и в случае с Информационным Бюллетенем АИК. И если правы те, кто считает, что "Pro captu lectoris habent sua fata libelli" ("Книги имеют свою судьбу, смотря по тому, как их принимает читатель>) - у ИБ завидная судьба.

1 До N9 включительно оно носило несколько другое название: "Информационный бюллетень Комиссии по применению математических методов и ЭВМ в исторических исследованиях при отделении СССР/РАН".

2 Denley P. Historical Computing as a New Language for History?. In: The Art of Communication. Proceedings of the VIII International Conference of Association for History and Computing (Ed. G.Jaritz, I.Kropac, P.Teibenbacher). Graz, 1995, p.19-20.

3 Если, конечно, не учитывать публикации тезисов ежегодных конференций АИК, которым были частично или полностью посвящены несколько выпусков ИБ. Всего в ИБ было опубликовано 443 текста тезисов различных авторов, представлявших их для участия в 6 конференциях АИК.

4 Эта проблема, видимо, связана с тем, что "Историческая информатика является ЯЗЫКОМ (выделено мной - Ю.Ю.) нового поколения исследователей истории, вступивших в эпоху новой общечеловеческой информационной культуры" (Тяжельникова В.С. Без заглавия... ИБ, N13, март 1995 г. с. 96).

5 Вся информация о базах и банках данных была опубликована под эгидой функционировавшего с 1991 года Консорциума по базам данных в исторических исследованиях при отделении истории АН СССР (в дальнейшем преобразованного в Банк данных по Российской истории). (ИБ N 2 - Юмашева Ю.Ю. База данных "Командармы" (Высший командный состав Советских Вооруженных Сил периода Великой Отечественной войны); ИБ N 3 - Бородкин Л.И., Ковальченко И.Д. Аграрное развитие губерний Европейской России на рубеже XIX - XX веков; ИБ N 4 - Изместьева Т.Ф. Пищевкусовая промышленность Европейской России в 1900 г.; Там же - Поздеева И.В., Шалугина И., Бородкин Л.И. О разработке базы данных "Старопечатная книга"; ИБ N 5 - Аханчи П. База данных по личным делам бакинских нефтепромысловых рабочих товарищества "Братья Нобель" начала XX в.; Там же - Осокина Е.А. База данных по торговой и демографической статистике "Снабжение населения промышленными товарами и продовольствием в 30-е годы"; ИБ N 8 - Т.Оуэн. RUSCORP - База данных корпораций Российской империи 1700-1914 гг.; ИБ N 11 - Ибрагимова Д.Х. Перспективы аграрной сферы в фокусе внимания делегатов XI съезда РКП (б); ИБ N 12 - Кошелева О.Е., Морозов Б.Н., Мартин Р., По М. Биографический банк данных Российского государства в XIV- начале XVIII веков; ИБ N 15 - Круглова Т.А., Елпатьевская Е.А. О разработке базы данных "Писания русских староверов"; ИБ N 16 - Ростовцева Н.И. Банк социологических данных. Его возможности и перспективы развития; ИБ N 18 - Протасов Л.Г. База данных "Выборы во Всероссийское Учредительное Собрание"; Там же - Обласова О.И. База данных "Архив" по проблемам общественного сознания крестьянства Екатеринославщины в годы нэпа; Там же - Грибков А.В., Селунская Н.А. База данных по латинским литургическим источникам; ИБ N 20 - Летенков Э.В. База данных "Периодика России"; ИБ N 22 - Белова Е.Б., Малышкина Н. Финансовая элита России второй половина XIX - начала XX вв.; Там же - Белова Е.Б., Лазарев В.В., Тихонов А.И. Система Акционерных коммерческих банков в начале 90-х годов XX в.; Там же - Изместьева Т.Ф. База данных "Динамика Российской промышленности 1887-1913 гг.; А также многочисленные публикации баз и банков данных, входящих в "Банк данных по истории Урала XX", разрабатываемый коллективом авторов под руководством д.и.н. Т.И.Славко.

6 Интервью с академиком И.Д.Ковальченко, ИБ N1, с.6.

7 Из интервью с Р.Фогелем. (См., Интервью с академиком И.Д.Ковальченко, ИБ N1, с.6.) ????? -Л.Б.

8 XI конференция Международной Ассоциации "History & Computing" проводилась в Москве 20-24 августа 1996 г. Освещению этого события было посвящено несколько Информационных Бюллетеней. (N 18, 19, 20 (частично)).

9 Denley P. Historical Computing as a New Language for History?. In: The Art of Communication. Proceedings of the VIII International Conference of Association for History and Computing (Ed. G.Jaritz, I.Kropac, P.Teibenbacher). Graz, 1995, p.22.

10 В Эстонии работы в области исторической демографии и "восстановления истории семей" являлись признанным направлением исторических исследований.

11 Соавторство у клиометристов - весьма распространенное явление. С одной стороны, оно доказывает наличие научных школ в данной области, так как зачастую соавторами выступают учителя и ученики; с другой - именно в этом проявляется особенность исторической информатики как междисциплинарного научного направления, синтезирующего в себе разные стороны человеческого знания, приводящего к необходимости участия в исследовании специалистов всех "затрагиваемых" областей: историков, источниковедов- архивистов, "компьютерщиков" - технологов, математиков и т.д.

12 Интервью с профессором Д.Филдом., ИБ N5, с. 54.

13 ИБ N 20, 1997.

14 Интервью с д.и.н. К.В.Хвостовой. ИБ N 5.

15 В рамках четвертой школы впервые был прочитан курс российскими специалистами - Н.Б.Селунской, В.М.Сергеевым, Л.И.Бородкиным и Г.А.Сатаровым. ("Методология и методы изучения процесса становления парламентаризма в России в XX веке"). Модификация этого курса была представлена и в программе пятой школы.

16 В работе четвертой и пятой школ принимали участие студенты из Западной Европы. Кроме того, перед проведением пятой школы в Москве, были проведены два выездных семинара школы. Первый - на базе Алтайского Государственного Университета (Барнаул). Курс "Историческая демография и компьютинг" читал д-р К.Шурер (Великобритания), а в Днепропетровске под руководством д-ра Г.Ярица (Австрия) состоялся научно- практический семинар по теме "Компьютинг в изучении средневековой истории".

17 Среди них можно назвать: Статистические программы для историков, Источниково- ориентированная СУБД KLEIO, Реляционные модели данных, Историческая демография и компьютинг, Устная история: теория и практика, Историческая и социальная антропология, Мультимедиа для историка, "Новая" экономическая история, "Микроистория: от исторической демографии к макроистории общества, Современные направления в методологии исторических исследований, История "снизу": новые подходы к изучению тоталитаризма в западной историографии, Internet для историков, Программы оптического распознавания и другие. Программы всех курсов до начала школы были опубликованы в соответствующих номерах ИБ.

18 См., например, журнал "Новая и новейшая история" N 3, 1997 г. "Методологические проблемы исторической информатики и квантитативной истории".

19 На эти публикации, как на источник авторитетной экспертизы, ссылается, в частности, в своем интервью газете "Известия" академик В.Л.Янин. (см. "Был ли Новгород Ярославлем, а Батый - Иваном Калитой?// Известия, 11 июня, 1998 г.)

20 ИБ N 16, 18, 20, 22

21 Володихин Д.М. О критике методологического наследия И.Д.Ковальченко. ИБ N 20.