Skip to main content

Oбзор пяти сборников трудов АИК

к.и.н.Юмашева Ю.Ю.
(Москва)

Oбзор пяти сборников трудов АИК
Nocturna versate manu, versate diurna... [1]

Круг идей: новое в исторической информатике. Труды I конференции ассоциации "История и компьютер". Ред. Л.И.Бородкин, В.С.Тяжельникова. Изд-во Мосгорархива. 1994. - 170 с.

Круг идей: развитие исторической информатики. Труды II конференции ассоциации "История и компьютер". Ред. Л.И.Бородкин, В.С.Тяжельникова. Изд-во Мосгорархива. 1995. - 485 с.

Круг идей: модели и технологии исторической информатики. Труды III конференции ассоциации "История и компьютер". Ред. Л.И.Бородкин, В.С.Тяжельникова. Изд-во Мосгорархива. 1996. - 344 с.

Круг идей: традиции и тенденции исторической информатики. Труды IV конференции ассоциации "История и компьютер". Ред. Л.И.Бородкин, И.Ф.Юшин. Изд-во Мосгорархива. 1997. - 352 с.

Круг идей: макро- и микроподходы в исторической информатике. Труды V конференции ассоциации "История и компьютер". Ред. Л.И.Бородкин, В.Н.Сидорцов, И.Ф.Юшин. Минск, Изд-во Белорусского госуниверситета, изд-во Мосгорархива. 1998. (В 2-х томах). - 375 с.

Проведя в 1993 г. первую ежегодную конференцию, АИК в том же году опубликовала свой первый сборник трудов. С тех пор вышло пять таких сборников - это более 1700 страниц, более 120 статей. Каковы основные направления работ, публикуемых в этой серии, каrова их эволюция, что нового для исторической науки несут эти труды?

Все пять, вышедших к лету 1998 года сборников, объединены одним общим заглавием - "Круг идей", за которым всякий раз следует конкретизация основной темы выпуска. Так, первый "Круг", носивший подзаголовок "Новое в исторической информатике", был посвящен сравнительно недавно оформившейся междисциплинарной области знания - исторической информатике [2] и работам, выполненным в этом направлении. Темой второго "Круга" стало дальнейшее развитие и углубление возникшего направления, что и было зафиксировано в его названии ("Развитие исторической информатики"). "Круг" третий рассматривал "Модели и технологии исторической информатики". Четвертый "Круг" зафиксировал наличие определенных традиций, "прочно встроенных в научное бытие самой ассоциации", в принципы ее организационного функционирования и в проблематику изысканий. Вместе с тем, именно четвертый сборник обозначил основные тенденции, присущие развитию исторической информатики, как научного направления (выпуск носил подзаголовок: "Традиции и тенденции исторической информатики"). Неслучайно, кстати, и более или менее устоявшаяся структура сборника трудов конференции появилась впервые только в четвертом выпуске издания, но об этом речь впереди. Пятый "Круг идей" рассматривал практическую реализацию "основных тенденций", анализировал макро- и микроподходы в исторической информатике, тем самым чутко реагируя на растущее внимание специалистов по исторической информатике к проблемам микроистории, ярко обозначившееся в последнее время.

Всего за шесть лет в пяти сборниках была опубликована 121 статья (39 из них в соавторстве) 100 авторов. Для любителей статистики можно привести и такие данные:

  • 5 авторов публиковались во всех пяти сборниках;
  • 8 - в четырех;
  • 9 - в трех;
  • 17 - в двух;
  • 61 - в одном

На этом примере легко заметить удивительно стабильную особенность Ассоциации - ее открытость: круг авторов все время расширяется и пополняется новыми именами. Каждый выпуск включает как статьи постоянных корреспондентов, "мэтров" научного направления (например, докторов исторических наук Л.И.Бородкина, А.К.Соколова, Т.И.Славко, В.В.Подгаецкого, В.Н.Сидорцова, И.Рафи-заде, кандидатов исторических наук В.Н.Владимирова, И.М.Гарсковой, Т.Ф.Изместьевой, И.Ф.Юшина, Е.Н.Балыкиной, Т.Н.Кандауровой и других), так и работы новых авторов. При этом суммарный объем публикаций "неофитов", как правило, превышает объем статей постоянных авторов. Это обстоятельство свидетельствует, с одной стороны, о наличии "стабильного", не подверженного колебаниям, постоянно действующего состава авторов, а с другой - о жизнеспособности научного направления, интересе к нему со стороны молодых исследователей.

Как уже было отмечено, многие статьи написаны в соавторстве. И это неслучайно. Во-первых, потому что доказывает наличие научных школ в клиометрике и исторической информатике, так как зачастую соавторами выступают учителя и ученики; во-вторых, потому что именно в этом проявляется особенность исторической информатики как междисциплинарного научного направления, синтезирующего в себе разные стороны человеческого знания, приводящего к необходимости участия в исследовании специалистов всех "затрагиваемых" областей: историков, источниковедов-архивистов, "компьютерщиков" - технологов, математиков и т.д. Кстати, именно на эту объединяющую и объ единительную сторону сообщества обратил внимание в своей статье, представляющей научному миру "коллективный портрет типичного квантификатора" и открывающей первый сборник, Л.И.Бородкин. [3]

Еще одной существенной особенностью "Кругов идей" является то, что опубликованные в них статьи - это не просто развернутые тексты тезисов, более подробно излагающие аспекты, затронутые докладчиками в своих выступлениях на конференции, а как бы продолжение начатой в ходе работы секции дискуссии по теме доклада. Подобный, пусть и не новый, но, тем не менее, живой подход к формированию окончательного текста статей, включенных в сборник, дает возможность исследователю на первом (тезисы выступления, опубликованные в Информационном Бюллетене Ассоциации до начала конференции) и втором (собственно выступление на секции) этапах апробировать научные концепции и в верифицированном виде опубликовать их в сборнике уже как статью. Эффект такой многоступенчатой "саморедактуры" приводит порой к весьма серьезным изменениям в первоначальных текстах.

Кроме того, особую значимость сборники приобретают в связи с тем, что в них публикуются статьи не только тех членов сообщества, которые успешно выступили на конференции, но и тех, кто по различным причинам (времена нынче для ученых неласковые!) не смог лично принять участие в научном форуме. Таким образом, с одной стороны, этим авторам предоставляется высокая трибуна, а, с другой стороны, соблюдение принципа демократизма в научной среде позволяет членам сообщества быть в курсе всех самых интересных исследований, ведущихся в разных уголках страны и даже за ее пределами.

Вот так плавно мы приблизились к еще одной любопытной особенности Ассоциации - весьма широкой географии представленных авторов: буквально "от тайги до Британских морей". Поверьте, это не поэтическая гипербола, а реальное отражение географии сборников. Так, кроме исследователей из хорошо известных центров науки, таких как Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, свои статьи публикуют ученые из Барнаула, Твери, Новгорода, Тулы, Саратова, Саранска; городов ближнего (Алма-Аты, Баку, Днепропетровск, Минск, Одесса Полоцк) и дальнего (Грац, Геттинген, Лейден, София) зарубежья. И это несмотря на то, что Ассоциация формально не является международной!

Однако следует отметить и настораживающую тенденцию, проявляющуюся с третьего выпуска "Круга идей" - исчезновение со страниц сборника статей авторов из дальнего зарубежья. Это тем более огорчительно, что, как было отмечено выше, многие научные проекты, ведущиеся в СНГ, являются совместными. Но, к сожалению, об их результатах пишут лишь отечественные кураторы и руководители. Ситуация может измениться в связи с тем, что появилась вероятность публикации в новом, шестом выпуске "Круга идей" статей д-ра М.Таллера (Австрия), профессора С.Вильямсона (США) и президента Международной Ассоциации "History & Computing" д-ра К.Шурера (Великобритания), кураторов нескольких совместных исследований, принимавших участие в работе последней, проходившей весной 1998 года, шестой конференции АИК. Итак, автор с берегов "Британских морей" - отнюдь не преувеличение....

Тематика сборников разнообразна и затрагивает практически все разделы истории и весь спектр проблем, известных в традиционной исторической науке и решенных нетрадиционными методами квантификации: археология, социально-экономическая и социально- политическая история, историческая демография и историческая география; теоретические, методические и методологические вопросы источниковедения (в традиционном понимании этого термина), источниковедения массовых источников, "компьютерного источниковедения" и исторической информатики, а также методика преподавания и обучения исторической информатике и истории с помощью компьютерных технологий, и, наконец, моделирование исторических процессов и применение новых информационных технологий в самых разных областях (музееведении, архивоведении и т.д.) Такая всеохватность обеспечивается, конечно же, возможностями самой исторической информатики, которые "не сводятся к тому, что мы можем теперь делать те или иные исследования быстрее и эффективнее; мы можем делать новое, и мы можем делать старое по- другому" [4].

В "практической", конкретно-исторической области превалируют темы по отечественной (в рамках СНГ) истории, археологии и демографии. [5] Хронологические границы данных исследований определяются периодом бытования основного для квантификаторов вида исторических источников - массовых, т.е. охватывают самый конец XVIII века и полностью XIX и XX века. Повышенный интерес вызывает хронологический период начала XX века (в основном 1900-1910 и 1920- 1930 годы). Наиболее изученными являются темы, связанные с созданием и анализом архивов машиночитаемых данных по региональной истории (например, Урала XX века или средневековой Беларуси); темы, затрагивающие социально-экономические аспекты аграрной истории России, Украины, Закавказья, Средней Азии и Казахстана середины XIX-XX веков; анализирующие экономическое развитие на основе изучения различных типов массовых источников (например, ревизских сказок и переписей населения (с конца XVIII века), писцовых книг XVI и XVII веков); исследующие историю промышленного производства в России, отдельных отраслей ее индустрии, тенденции монополизации в целом (1914-1917 гг.), деятельность иностранных компаний и отдельных фирм на российском рынке в начале XX века, распределение рабочей силы и проблемы найма труда на территории СССР в 1920-е годы, потребительские настроения в современной экономической истории России. Не обойдены вниманием и социально- политические проблемы. Среди работ по этой тематике можно назвать статьи, посвященные анализу судеб жертв политических репрессий 1918-1922 и 1940-х годов и так называемых "лишенцев"; изучение деятельности государственных организаций (например, Государственного Совещания 1917 года); создание "коллективных портретов" состава Совнаркома 1917-1941 или "социального портрета" коммунистов Промышленного района, текстологический анализ предсмертного письма Б.Савинкова, анализ данных о положении церкви на Урале в 1920-1930 гг., изучение борьбы мнений на заседаниях Верховного Уголовного Суда по делу над декабристами и даже статьи, посвященные тематике "наиновейшей" истории (например, анализу сельского менталитета периода перестройки или такому феномену, как процесс "выживания" советского чиновничества - номенклатуры - в новых социальных условиях 1994-1997 годов, или, как апофеоз - "Проверку корректности нового статистического закона распределения качественных признаков результатами президентских выборов" 1996 г. !)

Среди археологических работ традиционно выделяются статьи по археологии Новгорода и Москвы, теоретическим вопросам моделирования баз данных для специфических археологических источников.

Весьма необычным для российской историографии последних лет [6] являются опубликованные в сборниках работы по исторической демографии, субэтнографии и компьютерной ономастике.

Теоретические и методические публикации представлены статьями по "компьютерному источниковедению", опыту работы с машиночитаемыми источниками, проблемам переноса информации в машиночитаемую форму, адекватного использования данных первоисточника в компьютерном виде и возможности их вторичного использования, подходам к систематизации информации, проблемам переноса информации с устаревших типов ЭВМ, сжатия информации; вопросам обработки исторических данных структурированного вида и "неколичественной информации", аспектам стандартизации машиночитаемых архивов и, наконец, проблемам графической интерпретации в исторических исследованиях. Не меньшей актуальностью обладают и проблемы использования компьютера в образовании историка, использования новых информационных технологий, поиска и внедрения новых междисциплинарных методов исследования.

Кстати, анализируя наиболее часто применяемые в работах историков-квантификаторов методы и методики, можно отметить безусловное преобладание технологии создания баз и банков данных, применяемой практически в каждом исследовании, активное использование методов многомерного статистического анализа (факторного и кластерного в том числе), многомерных классификаций, типологизации и группировок, контент-анализа и различного (аналитического и имитационного) моделирования. Популярность последнего объясняется не только извечным желанием пытливых умов опровергнуть устоявшиеся догмы типа "история не знает сослагательного наклонения", но еще и тем, что "современные математические модели вводят в аппарат анализа гуманитарных наук основные понятия и методы статистики и теории вероятностей, дискретной математики, теории дифференциальных уравнений, марковских цепей, теории хаоса и т.д." [7], расширяя тем самым методологию и методику исследований.

Не обойдены вниманием и такие эффективные компьютерные технологии как оптическое распознавание, компьютерное картографирование (ГИС), мультимедиа, Internet и Intranet.

Если продолжить анализ методическо-технологического аспекта применяемых историками-квантификаторами компьютерных программ, то здесь, как и у всех "отраслевиков" - "некомпьютерщиков" традиционно имеет место несколько подходов, нашедших свое отражение в статьях, опубликованных в "Кругах идей". Первый подход - это выполнение исследований с применением стандартных и широко известных пакетов программ (СУБД dBASE, Access; электронных таблиц Excel, статистических пакетов SAS, SPSS/PC+, графических редакторов Quattro Pro, Frame Work, текстовых редакторов ЛЕКСИКОН, Tact, Word, специализированных пакетов для гео-информационных систем (ГИС) Atlas* GIS, ARC/INFO, SUFFER, авторских инструментальных сред ToolBook, систем оптического распознавания Cript, FineReader). Второй подход - реализация продвинутых возможностей таких программ, т.е. создание своего рода "надстроек" над уже имеющимся программным обеспечением (например, SOCRATES - программная надстройка над dBASEIV; ПРОЗА - надстройка для ЛЕКСИКОНА и т.д.). Третий подход - это создание оригинального математического обеспечения, ориентированного на решение специфических исторических задач. Подобные разработки обычно учитывают либо особенности источника (источнико-ориентированный подход и программное обеспечение), либо разрабатываются "под проблему" (проблемно-ориентированный подход и программное обеспечение). Таких, созданных самими исследователями, программных средств можно назвать несколько. Для первого варианта: источнико-ориентированная СУБД KLEIO, РО (программа обработки подворных описей), Wincens (программа обработки переписей населения), RSKAZKA (программа обработки ревизских сказок), QualiDatE (программа работы с неколичественными признаками); для второго варианта - ПРОСИС, FUZZYCLASS. [8]

Однако последний подход год от года теряет свою наполненность, прежде всего из-за расширения круга профессиональных программных средств, обладающих всеми мыслимыми и немыслимыми возможностями. В связи с этим, кстати, отпадает еще недавно висевшая как дамоклов меч над головой несчастного историка-гуманитария необходимость становиться программистом-математиком. Но это "облегчение участи" лишь частично и отнюдь не отменяет одно из главных требований, предъявляемых к квантификатору - необходимость обладать стилем мышления математика, дабы понимать логическую основу применяемых методов, и, кроме того, быть "продвинутым пользователем", чтобы самостоятельно "препарировать" источник в машиночитаемую форму...

Возвращаясь к анализу "Кругов идей" по тематике, которая, как в зеркале, отражается в структуре каждого сборника, можно заметить, что и сухая академическая наука подвержена веяниям моды. При этом, на историческую информатику, как научное направление [9], своего рода "отраслевую информатику", синтезирующее в себе несколько областей знания (в частности, историю и компьютерные технологии, - о чем уже говорилось), влияют не только чисто "исторические моды" на темы, но и компьютерно-технологическая мода.

Это бросается в глаза даже при поверхностном взгляде на содержательную структуру сборников. Если первый и второй выпуски включали в себя разделы, сформированные по смешанному (историко- источниковедческо-методическо-технологическому) принципу: типам исследуемых источников (анализ текстов), принадлежности к вспомогательным историческим дисциплинам, используемым технологиям, методам и методикам, собственно историко- интерпретаторской части истории (социально-экономической, социально-политической истории) [10], то в пятом сборнике, в котором была в основном повторена и зафиксирована структура четвертого, ставшая, таким образом, как бы эталонной, уже такого разнобоя нет. Разделообразующими принципами здесь становятся:

  • вопросы теории и методики;
  • вопросы применения новых информационных технологий;
  • проблемы анализа текстовых (нарративных, неструктурированных) источников - наиболее специфического вида источников, мало пригодного для формализованной компьютерной обработки;
  • и квантитативная история - основной и наиболее насыщенный статьями раздел, в котором опубликованы статьи, интерпретирующие результаты проведенных исследований с применением математических методов.

Процесс складывания структуры издания отразил проходящие во времени изменения в расстановке акцентов в проблематике клиометрических исследований: заметное нарастание от сборника к сборнику (и от года к году) количества статей, связанных с социально- политической и социально-экономической историей, исторической демографией и археологией определяет приоритетное развитие квантитативной истории, закрепляет за ней доминирующее положение в структуре исторической информатики в целом, и в последних сборниках Трудов АИК в частности. Действительно, именно в рамках квантитативной истории, основным содержанием которой является осмысление и интерпретация [11] (т.е. объяснение информации в историческом контексте) полученных в результате применения математических (количественных) методов и компьютерных методик итогов, выражается существо применения математических методов в исторических исследованиях [12]. Поэтому, вполне естественно, что "технологические" разделы со временем отошли как бы на второй план, как это случилось, например, с разделом "базы и банки данных в исторических исследованиях" [13]. Если в первом и втором "Кругах" этот раздел занимал главенствующее место, то в пятом сборнике он как таковой отсутствует. Однако это не означает, что технология создания баз и банков данных, архивов машиночитаемой информации и документов более не применяется в исследовательской практике. Наоборот, эта технология становится ведущей в архивоведении [14] и архивной практике, где главным является сохранение и каталогизация документов. Но у историков, решающих проблемные задачи, произошло переосмысление роли технологической и результирующих сторон исследования. Создание баз и банков данных заняло присущее ему место жизненно необходимого для исследования, но "внутреннего", "скрытого" этапа работы [15], а трактовка полученных в результате анализа базы данных итогов стала основной темой выступлений и статей. Таким образом, статьи, посвященные исследованиям, в которых создавались базы и банки данных, оказались разбросаны по всем разделам пятого сборника. Аналогичная судьба постигла и раздел по отражательно- измерительному и имитационному моделированию исторических процессов. Непредсказуемо "пульсирующий" в содержании "Кругов идей", как точка в знаменитой "бабочке Лоренца", интерес к данному методу реконструкции и изучения исторического прошлого привел к тому, что несколько лет назад количество исследований и статей, выполненных в этом жанре, было столь велико, что на их основе в сборнике формировался целый раздел (второй выпуск). Затем этот процесс несколько угас, что отразилось и на содержании сборника - статей по моделированию практически не было, хотя внутри научных коллективов шла напряженная работа в этом направлении [16], а через некоторое время последовал новый всплеск - возрождение темы на новом теоретико-методологическом уровне и силами новых авторов. Их работы, посвященные "непроизошедшей истории" (по меткому выражению Ю.М.Лотмана) публикуются либо в разделе теории и методики исследования, либо в разделе квантитативной истории (см., например, пятый сборник) [17]. То же самое можно сказать о применении таких новых информационных технологий как историческое картографирование, оптическое распознавание, мультимедиа, Internet, Intranet и дистанционное обучение [18].

Кстати, интерес к двум последним за три прошедших года заметно возрос, а публикации и различные выступления на тему "Internet для историков" стали почти обязательными на любом научном форуме. К примеру, перед XI Международной конференцией "History & Computing", проходившей в Москве 20-24 августа 1996 года, был проведен специальный рабочий семинар по теме "Internet", а на самой конференции - сессия по тому же вопросу.

Однако объяснение отсутствия или наличия статей в Трудах АИК по моделированию исторического процесса, картографированию и другим столь же методологически насыщенным направлениям только лишь "капризами изменчивой моды" слишком упрощает понимание действительного положения дел. Как показывает опыт, научные методы и методики более устойчивы к различным веяниям [19], чем, к примеру, применяемые программные средства [20], и отсутствие публикаций связано либо с длительностью самого процесса исследования, который более трудоемок и занимает значительно большее время, чем "привычные" для квантификаторов исследования, либо тем, что просто нет исследователя, этакого mixtum compositum, равно успешно знающего и предметную область - столь специфичное источниковедение и историю - и теоретическую математику, способного поставить научную проблему, выработать рабочую гипотезу, найти соответствующую методологическую базу и математический аппарат, применить адекватные программные средства, получить корректные результаты, и, - самое главное (sic!) - грамотно интепретировать их [21].

А если еще учесть, что практически каждая работа, выполненная в рамках исторической информатики, является новаторской (или в части ввода в научный оборот новых массивов источников, или в части применения новой методологии, или в части отработки новых методик исследования или программного обеспечения, или "просто" в реализации нового нетрадиционного подхода к известной уже теме), то становится очевидным, что известный лозунг "Кадры решают все!" здесь как нигде актуален.

Подобные размышления и наблюдения при "перелистывании" (как у Горация) страниц научных сборников Трудов конференции Ассоциации "История и Компьютер" можно продолжать еще очень долго. Но даже из приведенных примеров видно, что все пять "Кругов" отражают естественные, весьма сложные процессы поступательного развития исторической информатики как научного направления от ее возникновения и становления через осознание технологии информационной компоненты исторического исследования и проникновения нового инструментария в него к выработке новых подходов и проблемам приращения исторического знания посредством широкого использования информационных технологий. И пусть пока, как отмечают сами квантификаторы [24], историческая информатика еще не включилась в основное русло мировой историографии. Для Клио, возраст которой измеряется тысячелетиями, 40 лет существования ее дочери, Клиометрии, - почти пустяк. Но у этой "дочурки" прекрасное будущее, обеспеченное и постоянным неисчезающим наличием материала для исследований, и быстрым развитием наукоемких компьютерных технологий, и большим отрядом уже работающих в этой области исследователей и потенциальных квантификаторов, еще сидящих на студенческой скамье, но уже не мыслящих своего существования без компьютерной техники....

Примечания

1 "Перелистывайте их днем, перелистывайте их ночью....". Гораций. Наука поэзии, 268-269.

2 Термин "Cliometrics" (от Клио - муза истории и метрио - измеряю) ввел в 1961 г. американский историк Стэнли Рейтер.

3 Бородкин Л.И. "Информатика, математика, история: "персонификация" междисциплинарного процесса"., "Круг идей: новое в исторической информатике". Труды первой конференции Ассоциации "История и Компьютер"., М., 1994.

4 Denley P. Historical Computing as a New Language for History?. In: The Art of Communication. Proceedings of the VIII International Conference of Association for History and Computing (Ed. G.Jaritz, I.Kropac, P.Teibenbacher). Graz, 1995, p.22. Однако историческая информатика - не панацея от всех болезней субъективистского подхода и не "универсальный клей", пригодный для "склеивания" любых концепций, и даже не своеобразный специфически- исторический Deux ex machina. Для историков-квантификаторов, не первый год работающих в этой области, давно стало ясно, что квантитативная история отнюдь не отменяет традиционных методов исследования и не открывает "новые звездные пути к сияющему знанию в неизведанных областях". Давно уже прошла эйфория больших ожиданий немедленной эффективности применения математических методов. Работа историка-квантификатора на практике оказывается менее романтичной, чем представляется стороннему наблюдателю. И, тем не менее, исследования в этой области продолжаются, степень их "успешности" довольно высока; она выражается и во вводе в оборот новых массивов информации, и в получении новых результатов, позволяющих пересмотреть бытовавшие оценки и суждения, и в объективизме, доказательности и проверяемости выводов, не говоря уже о главном - выходе истории из состояния "вещи в себе и для себя".

5 Справедливости ради следует отметить и наличие немногочисленных работ, посвященных средневековой истории Западной Европы (Перлов А.М. Попытка привлечения компьютера при исследовании плохо структурированного источника. "Круг идей: развитие исторической информатики". Труды второй конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1995.; Грибков А.В., Селунская Н.А. Структурный анализ текстов избранных Латинских Бревиариев. "Круг идей: традиции и тенденции исторической информатики". Труды четвертой конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1997.)

6 В Эстонии работы в области исторической демографии и "восстановлению истории семей" являлись традиционным направлением исторических исследований.

7 Андреев А.Ю. К проблеме моделирования случайных динамических систем в анализе исторического процесса. "Круг идей: развитие исторической информатики". Труды второй конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1995., с. 103.

8 Описанию возможностей различных программных средств посвящена немалая часть статей, включенных в сборники. См., например: Абдулганеев М.Т., Владимиров В.Н. Программа FUZZYCLASS: новые возможности археологического исследования ("Круг идей: новое в исторической информатике". Труды первой конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1994); Белова Е.Б. От источника к методу: обработка неколичественной информации в программе QualiDatE ("Круг идей: развитие исторической информатики". Труды второй конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1995); Петров А.Н. ПРОЗА ЛЕКСИКОНА. От "А" до "ЯТЬ" (методики программирования драйверов и создания экранных шрифтов) (Там же); Смирнов А.С., Трифоненко А.В. АРХЕО. Программа для создания графических информационных систем в среде системы AUNOCAD. ("Круг идей: традиции и тенденции исторической информатики". Труды четвертой конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1997).

9 В ведущейся в течение нескольких лет дискуссии по поводу соотношения исторической науки и исторической информатики, внутренней структуры самой исторической информатики, автор этих строк придерживается той точки зрения, что историческая информатика не является вспомогательной исторической дисциплиной, а являет собой особый случай информационной науки, выросший из "компьютерного источниковедения" (как совокупности методов и технологий создания машиночитаемых исторических источников. См., например, Моисеенко Т.Л., Свищев М.А. Изучение аграрной истории России последних десятилетий: перспективы "компьютерного источниковедения".// История и компьютер: новые информационные технологии в исторических исследованиях и образовании., St.Katharinen, 1993; Тяжельникова В.С. Компьютерное источниковедение: к постановке проблемы. "Круг идей: развитие исторической информатики". Труды второй конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1995; Бородкин Л.И. Историческая информатика в развитии: методологические аспекты. "Круг идей: модели и технологии исторической информатики", Труды третьей конференции Ассоциации "История и компьютер", М.,1996) и успешных опытов применения количественных методов к решению специфических исторических задач (собственно аналитической части исследований), и совершенно не приемлет утверждение, что "клиометрика - подсистема источниковедения" (Подгаецкий В.В. Клиометрика: Axiomata minora. "Круг идей: развитие исторической информатики". Труды второй конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1995, с. 76.)

10 Или, что более понятно квантификаторам, сочетали в себе источниково-, проблемно- и даже методо-ориентированные подходы с проблемами обучения и внедрения новых информационных технологий.

11 В этой связи хочется вспомнить слова академика И.Д.Ковальченко: "... само по себе применение математических методов и ЭВМ не обеспечивает автоматического повышения сущностно-содержательного, качественного уровня исторических исследований. Для этого еще необходим высокий профессионализм в его теоретико-методологическом, источниковедчески- историографическом и содержательно-историческом аспектах." (Интервью с академиком И.Д.Ковальченко, Информационный Бюллетень... N1, ноябрь 1990, с.5). А также солидаризироваться с мнением более молодого голландского ученого д-ра П.Доорна, который писал, что применение статистики и квантификации самих по себе не ведет к "точным формулировкам", и что "статистика вообще вряд ли может объяснить что-либо существенное" (П.Доорн. Еще раз о методологии. Старое и прекрасное: "Мыльная опера" о непонимании между историками и моделями. Новая и новейшая история, N3, 1997, с. 103). К сожалению, любой, даже полученный методами математической статистики, набор цифр бессмысленен без его анализа и объяснения, "интерпретации", "встраивания" в историческую эпоху историком-исследователем. Здесь, как нигде, проявляется мастерство историка.

12 Заслуживает особого внимания мнение уже цитированного нами профессора П.Денли (P.Denley), одного из пионеров квантификации. Он писал: "Историческая информатика началась с применения количественных методов в исторических исследованиях, в течение двух десятилетий она развивалась под влиянием этих методов так, что большинство историков-традиционалистов (а также немалое число историков-квантификаторов) полагают, что историческая информатика идентична квантитативной истории". Ibid., p.19.

13 Таким образом, опасения д-ра П.Доорна, сделавшего на IX Международной конференции "History & Computing" (август-сентябрь 1994 г., Голландия) доклад "Я и моя база данных: движение к концу направления "История и компьютинг" (см. Информационный Бюллетень АИК N13, март 1995 г.), в котором он критиковал увлечение историков только лишь созданием баз данных, а не их анализом и интерпретацией результатов, и ставший началом бурной дискуссии среди клиометристов, не оправдались. Эта "болезнь роста" (по крайней мере среди российских квантификаторов) явно преодолена, о чем свидетельствуют доклады российских историков, вошедшие в "Круги идей" 1996 и 1997 гг.

14 См., например: Мироненко С.В., Барковец А.И., Злобин Е.В. Машиночитаемые документы в Государственном архиве Российской Федерации. "Круг идей: традиции и тенденции исторической информатики". Труды четвертой конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1997.; Антонова И.А. Именной каталог бывшего спецхрана. (История, формуляр, репрезентативность, возможности создания базы данных (на материалах Госархива Тульской области)). "Круг идей: развитие исторической информатики". Труды второй конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1995.

15 О технологии баз данных как об "информационном обеспечении исторического исследования", имеющем лишь промежуточное научное значение для не-источниковедческих работ, писала И.М.Гарскова в своей статье "Базы и банки данных в историческом исследовании". "Круг идей: развитие исторической информатики". Труды второй конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1995, с. 9.

16 Популярность данного направления к середине 1990-х годов так возросла, что возникла необходимость создания на базе АИК научного семинара "Математическое моделирование исторических процессов", где была бы сформирована профессиональная среда, в которой проблемы моделирования обсуждались бы на серьезном методическом и методологическом уровне.

17 В этой связи удивительно пророческим кажется название статьи белорусского исследователя В.Л.Носевича, одного из самых верных рыцарей моделирования, апологета данного направления, активно использующего методы моделирования в своих работах. Его статья, опубликованная во втором сборнике "Круга идей", называлась: "Компьютерное моделирование исторических процессов: зарница или заря?". Спустя три года после ее появления с уверенностью можно сказать - заря! Поскольку "моделирование случайных динамических систем в истории может стать заветным ключом, отпирающим проблемы изучения революций и реформ, отношений народа и государства, творческой личности и власти. Оно особенно актуально в наше время, осмысленное как "время концов", которое кое-кто поспешил провозгласить "концом истории", но в котором заключено ожидание нового начала". (Андреев А.Ю. К проблеме моделирования случайных динамических систем в анализе исторического процесса. "Круг идей: развитие исторической информатики". Труды второй конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1995, с.113).

18 См., например, статьи по картографированию: Владимиров В.Н. История, карта, компьютер.... О возможностях исторического компьютерного картографирования ("Круг идей: модели и технологии исторической информатики", Труды третьей конференции Ассоциации "История и компьютер", М.,1996); Пиотух Н.В. О возможностях компьютерного картографирования (Там же); Владимиров В.Н., Колдаков Д.В., Силина И.Г., Токарев В.В. Пространственные аспекты истории Алтая ("Круг идей: традиции и тенденции исторической информатики". Труды четвертой конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1997); Петров М.И., Трояновский С.В. Моделирование палеорельефа исторической территории (Там же); Алексеев В.А., Горбачев М.Ю., Журбин И.В., Русина Ю.А., Славко Т.И., Скулкин В.М. База данных историко-культурного наследия с использованием карт планировок (Там же); Владимиров В.Н. Назад к пространственному анализу? ("Круг идей: макро- и микроподходы в исторической информатике". Труды пятой конференции Ассоциации "История и компьютер", Минск, 1998). Статьи по оптическому распознаванию: Кляцкин В.М., Щепин Е.В., Зингерман К.М., Лазарев В.В. Структурные методы распознавания сложноорганизованных исторических табличных форм ("Круг идей: модели и технологии исторической информатики", Труды третьей конференции Ассоциации "История и компьютер", М.,1996). Статьи по мультимедиа: Балыкина Е.Н., Комличенко В.Н., Сидорцов В.Н. Мультимедиа-системы. Попытка сравнительной характеристики ("Круг идей: макро- и микроподходы в исторической информатике". Труды пятой конференции Ассоциации "История и компьютер", Минск, 1998); Юмашева Ю.Ю. История, музеи, архивы. Взгляд с помощью мультимедиа (Там же); Балыкина Е.Н. и др. Иконопись Беларуси XII-XVIII веков в среде мультимедиа ("Круг идей: традиции и тенденции исторической информатики". Труды четвертой конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1997); Балыкина Е.Н. Структура компьютерной обучающей программы. ("Круг идей: макро- и микроподходы в исторической информатике". Труды пятой конференции Ассоциации "История и компьютер", Минск, 1998); Юмашева Ю.Ю. Новые средства для хранения, поиска и презентации гуманитарной информации (Там же). Статьи по дистанционному обучению: Сидорцов В.Н. Дистанционное обучение: Совместный БГУ и Лос-Айлендского университета проект изучения студентами курса глобальной истории (Там же). Статьи по Internet: Доорн П. Электронный лабиринт: возможности и "ловушки" компьютерной системы Internet для историков ("Круг идей: развитие исторической информатики". Труды второй конференции Ассоциации "История и компьютер", М., 1995).

19 Многим историкам памятны специальные дискуссии 70-80-х годов, обсуждавшие вопросы моделирования исторических процессов. Основные теоретические принципы и подходы, выработанные в этом направлении и их практическое применение, нашли свое выражение в целом ряде статей И.Д.Ковальченко (см., например, одну из последних его работ "Столыпинская аграрная реформа. (Мифы и реальность)" История СССР, 1991, N2), а в его фундаментальной монографии "Методы исторического исследования", вышедшей 11 лет назад, вопросам имитационного моделирования, как методу исторического познания было уделено значительное внимание. Эта традиция была продолжена и в издании "Математическое моделирование исторических процессов" (М., 1996).

20 Сейчас уже мало кто пользуется СУБД dBASE, заменив ее на более совершенную Access и т.п....

21 Причем так, чтобы они были признаны "традиционной" исторической наукой!

22 Denly P. Ibid., pp.19-20.