На стартовую страницу


М.А. ТИХОНОВА

СТРАТЕГИЯ ГАЗЕТ: РЕДАКТОРЫ-ИЗДАТЕЛИ И ИХ ЧИТАТЕЛЬСКАЯ АУДИТОРИЯ К ТИПОЛОГИИ МОСКОВСКИХ ЕЖЕДНЕВНЫХ ГАЗЕТ 80-х ГОДОВ XIX в.

Во второй половине XIX века в России происходят важнейшие процессы во всех областях жизни общества, общее содержание которых можно выразить одним словом - модернизация. Модернизация охватила не только сферу материального производства, но и духовную жизнь. Необратимые изменения происходили в повседневной жизни обывателей, в том, как они жили, одевались, проводили свободное время, чем интересовались, что читали. Изменения коснулись и газетно-журнального дела.

Здесь происходят заметные сдвиги, уже прекрасно осознанные и сформулированные современниками к середине 80-х годов. Жизнь стала иной, иными стали требования к издателям и редакторам. Многие современники отмечали новый фактор - коммерциализацию прессы, т.е. постепенный приход на смену "идейным" органам печати (имевшим своей основной целью воспитание общества), прессы, рассчитанной прежде всего или в значительной степени на коммерческий успех. Во главе новых изданий стояли предприниматели, мечтавшие сколотить состояние. Одной из сторон этого многогранного процесса было вытеснение журнала газетой, причем ежедневной газетой, ставшей лидером в системе печати, имеющей тиражи, о которых не могли и мечтать издатели 60-70-х годов. Что же произошло?

Во-первых, вследствие пореформенных социальных процессов появляется совершенно новый, причем, что очень важно, массовый по меркам того времени читатель. Новые люди приходят в город, приобщаются к городской жизни, соответственно этому усложняются и их духовные потребности. Растет количество городских обывателей, растет грамотность (не только в городе, но и за его пределами), расширяется их кругозор. Отсюда возможность и желание получать информацию, без которой ранее они обходились. Ряд сведений становится необходимым и в силу деятельности некоторых горожан (например, информация с бирж).

Итак, массовый читатель, начинающий приобщаться к чтению - мощный фактор, влияющий на развитие прессы. Возникло широкое поле деятельности для новых людей и подходов к журнально-газетному делу, образовалась новая "экологическая ниша", еще никем не занятая, появился еще никем не изученный и не удовлетворенный спрос. Открылись широкие возможности для выработки стратегии издания: можно идти за желаниями и вкусами новых потребителей. Причем эти читатели пока неискушенные, так что можно выгодно "приручить" их, предложить им свой товар и убедить, что это именно то, что им нужно, воспитать их вкусы и запросы, приспособив к своему изданию. Любые усилия имеют шанс принести значительные дивиденды, поскольку спрос велик.

Вторая сторона процесса - появление новых материальных, технических возможностей в газетно-журнальном производстве, возможностей издавать газету каждый день и большим тиражом: чем больше тираж, тем меньше издержки.

Кто может бороться за нового читателя? Конечно, прежде всего ежедневная газета, которая постоянно будет с читателем, воздействуя на него, не давая отвыкнуть от своего стиля, приучит читать, постепенно сделается необходимой. Она сообщает значительный объем информации всего на 4 страницах, в том числе немалую часть в форме легких для прочтения и усвоения коротких заметок. Кроме того, именно ежедневная газета может удовлетворить спрос на самые свежие новости, используя в своих целях и сенсационность.

В результате газета постепенно становится очень важной и неотъемлемой частью жизни городских обывателей. Уже в 1863 году "Северная почта" писала о Москве: "Число читателей увеличилось до такой степени, что буквально на каждом шагу вы встречаетесь с какой-нибудь газетой. Всякий лавочник и приказчик, пользуясь минутой досуга, хватается за газету. В мясных лавках и даже на улицах постоянно встречаются их листы, где-нибудь на скамейке присядет с газетным листом какой-нибудь грамотей, и вокруг собирается группа слушателей. Иной с трудом разбирает текст по слогам, а все-таки читает, и притом вслух"[1.]. "Русская мысль" отмечала, что "журналы все более и более стушевываются перед ежедневной газетой, этой выразительницей общественного мнения, <...> а вернее - отголоском его невыяснившихся и неопределившихся настроений"[2.] . Существовало немало газет, каждая из которых искала своего читателя, поскольку значительный тираж, от которого в немалой степени зависели и другие источники дохода (реклама, взносы частных лиц), был необходимым условием выживания в новых условиях.

Из сказанного становится понятна вся ценность ежедневной газеты как исторического источника. Возникшая газета нового типа - интереснейшее отражение своего времени, какую бы сторону ее существования мы ни взяли. Само создание некоторых газет кардинальным образом отличалось от прежних времен, а их содержание может рассказать о многом. Поскольку именно оно в центре нашего исследования, попытаемся ответить на вопрос: что может дать изучение того, о чем и как писали ежедневные газеты?

Во-первых, знания о самом органе печати, его стратегии в завоевании читательского внимания, а если таких газет несколько, - о разных типах этой стратегии, что дает возможность выйти на проблему типологии газет.

Во-вторых, мы можем многое узнать о различных читательских интересах, изучение которых важно само по себе и, кроме того, приобретает особое значение в переломные эпохи, когда эти интересы менялись. Подобные исследования могут многое добавить к решению проблемы изменения менталитета общества в период модернизации в России.

Как уже говорилось, газета частично отражает уже сложившиеся запросы и вкусы, с другой стороны она пытается их формировать. Это и определяет стратегию газеты, то, о чем и как она пишет. Но здесь возникает проблема: редакция строит свою стратегию, опираясь на свои представления о запросах потенциальной аудитории, но возможно, эти представления ошибочны. Поэтому ключевым связующим звеном между читателями и выходившей на коммерческой основе газетой, позволяющим ответить на вопрос о том, насколько содержание газеты отражает реальные запросы и интересы читателей, являются данные, свидетельствующие о популярности издания, т.е. ее тираж. Автору удалось найти данные за целый ряд лет, что позволяет проследить тенденцию, определить, находилась газета на подъеме или переживала упадок.

Предпринятое исследование - попытка найти новые подходы к решению проблемы "газета-читатель" на материале 7 ежедневных общеинформационных газет, выходивших в Москве в 1885 году на коммерческой основе (см. табл. 1). Этот год был выбран не случайно. К середине 80-х изменения в системе печати, о которых шла речь, оформились и получили конкретное выражение. Кроме того, время затишья во внутриполитической жизни страны дало возможность проявиться каждодневным естественным интересам публики. 1885 год интересен и тем, что кроме газет-"долгожителей" в Москве возникли и в тот же год прекратили свое существование две новые газеты, явившие, таким образом, фиаско программ их редакторов-издателей. Соответственно изучение их содержания интересно для понимания неудачной стратегии.

ТАБЛИЦА 1

N п/п Газета Годы издания тираж в 1885 г.(тыс. экз.)[1.] Редактор-издатель
1 Русские Ведомости 1863-1918 14-16 В.М. Соболевский
2 Современные Известия 1867-1887 5-4,4 Н.П. Гиляров-Платонов
3 Русский Курьер 1879-1889 7-8 Н.П. Ланин
4 Московский Листок 1881-1918 27-29 Н.И. Пастухов
5 Новости Дня 1883-1906 5-7 А.Я. Липскеров
6 Голос Москвы 1885 5-3 Н.В. Васильев, затем И.И. Зарубин
7 Жизнь 1885 1,2-3,5 Е.И. Погодина

Безусловно, поставленные задачи требуют обработки и сопоставления большого объема материала источников. На вопрос, о чем писала та или иная газета, можно ответить лишь в результате проведения контент-анализа, подсчитав объем сообщений разной тематики. В противном случае выводы будут основываться лишь на "впечатлении" исследователя после прочтения газеты. Кроме того, выявленные количественные характеристики можно использовать при автоматической группировке газет (при кластерном анализе), что также приблизит нас к типологии газет, а соответственно и читательских запросов. Таким образом, с самого начала была очевидной необходимость сохранения и обработки извлеченной из источника информации в машиночитаемой форме. Учитывая же специфику источника, цели и методы исследования, наиболее перспективным при создания базы данных являлось использование источнико-ориентированного подхода, а в качестве СУБД - системы KLEIO.

KLEIO позволяет составить конспект всех сообщений в текстовой форме, сохранив при этом структуру информации газет и облегчив поиск и отбор нужных сведений. Кроме того, исследователь имеет возможность возвращаться к конспекту неограниченное количество раз, так как при формализации сведений их первоначальная текстовая форма в базе данных также сохраняется. Соответственно при решении различных задач можно использовать несколько макетов кодировок, вносить изменения в кодировку данных и по-разному агрегировать их. Например, при формализации содержания газетных сообщений сначала было выделено значительное количество узких тем, каждой из которых был присвоен код. После подсчета частоты встречаемости кодов выяснилось, что деление оказалось слишком дробным, поэтому некоторые подтемы были объединены в более общие разделы. Редко встречающиеся коды, которые невозможно было объединить, не нарушая смысла группировки, не учитывались на следующих этапах работы. В результате осталось 12 крупных разделов.

Вследствие огромного объема материала в ходе создания базы данных были проанализированы не все номера. В выборку вошел каждый 15-й номер газеты, всего по 25 номеров за год.

Применение методов контент-анализа и многомерной классификации (кластерного анализа) позволило провести типологию газет, выделить их общие и особенные черты. Сходство газет внутри каждого кластера и отличия кластеров между собой дали возможность выйти на решение проблемы разных стратегий газет и соответственно определения круга читательских запросов. С другой стороны, важны и различия газет внутри кластера, и некоторые общие черты газет из разных кластеров, которые позволяют выявить сходные для всех газет характеристики. Кластерный анализ предпринят на основе показателей содержания и жанров газетных сообщений. Эти элементы являются основными в системе взаимосвязей "газета-читатель". В то же время они легко поддаются определению и формализации, в отличие от таких трудноуловимых характеристик, как стиль, язык, тон издания. Из двух возможных вариантов показателей - количества сообщений данной темы (или жанра) в каждом номере газеты или объема этих сообщений - было выбран второй, поскольку именно он отражает планирование редакционной площади. Например, в ситуации, когда одна газета публикует длинную статью об экономике, а другая короткую заметку на эту тему, при учете количества сообщений по теме различия сотрутся, а при учете объема сохранятся в поле зрения исследователя. Номера каждой газеты были разделены по третям года: январь-апрель, май-август, сентябрь-декабрь (по 8-9 номеров каждой газеты в каждой трети года). Таким образом, мы не теряем из виду возможную эволюцию газеты в течение года, но с другой стороны, можем выявить общие черты ее стратегии, абстрагируясь от индивидуальных особенностей каждого номера. В результате в кластерный анализ каждый раз включался 21 объект наблюдения[4.] .

При проведении классификации использовались относительные цифры - процент объема всех сообщений данной темы или жанра к общему объему редакционной площади (без учета площади рекламных объявлений). В анализ были включены 12 показателей, характеризующих тематику сообщений газет, и девять, характеризующих их жанры (см. Приложение). Кроме того, было проведено специальное исследование распределения жанров относительно тематики.

В результате исследования были сформированы три кластера (на расстоянии 0,54)[5.]. В I кластер вошли 8 объектов: все части "Московского Листка" и "Новостей дня", "Голос Москвы"-3 и "Жизнь"-3. Во II кластер - 6 объектов: все части "Современных Известий", "Голос Москвы"-1,2 и "Жизнь"-2. В III кластер - 7 объектов: все части "Русских Ведомостей" и "Русского Курьера" и "Жизнь"-1 (см. рис. 1).

Есть ряд показателей, средние значения которых для разных кластеров практически не отличаются (при этом, однако, следует помнить о том, что в разных газетах эти темы занимали разное место по значимости в сравнении с другой тематикой): искусство, развлечения, познавательная информация в среднем занимали 5,5-7,5% редакционной площади; внешняя политика России 4-6%; светская хроника и торжества в 2 раза меньше - 3-3,7%. Газеты I и III кластеров игнорировали религиозно-национальную тематику - 1,5-2% редакционной площади. В подаче материала также определились общие для всех газет черты. В среднем около четверти редакционной площади у всех газет занимают заметки, 8-9% (у всех, кроме "Жизнь"-1) - телеграммы. Таким образом, третья часть материалов подается в чисто информационных жанрах.

Сравним полярные кластеры (I и III).

I кластер характеризуется, прежде всего, выделением значительной площади под художественную литературу (в среднем по кластеру 25,4%). Причем у "Московского Листка" и "Новостей дня" отведенная под нее площадь намного превосходит все остальное. Второй лидирующей темой являются происшествия (главным образом, в форме заметок) и судебные разбирательства (преимущественно в форме отчетов), носящие в значительной степени скандально-сенсационный характер (в среднем - 18%). Наибольшее место этой теме (почти 20%) уделяет "Московский Листок", меньше всего "Голос Москвы"-3 и "Жизнь"-3 (по 15%). На третьем месте идет справочная информация (в среднем - 15,3%). В целом, на эти три ведущие темы приходится почти 60% редакционной площади газет. И этот интерес к указанной проблематике носит устойчивый характер (коэффициент вариации относительно невелик V = 15-40%).

Схема 1

Схема 1

В среднем редакционная площадь, выделяемая газетами I кластера для публикации материалов на другие темы, значительно меньше. Делам других стран, развлечениям и познавательной информации, экономике России, самоуправлению и благоустройству, внутренним проблемам России отводится по 5-8% редакционной площади. По другим темам цифры не превышают 4%. Значительную часть информации газеты подавали в форме заметок. В то же время существовала специфика жанров при освещении некоторых тем. Так, от трети до половины сообщений о делах других стран поступали в газеты и публиковалась в форме телеграмм; в "Московском Листке" и "Новостях дня" в форме телеграмм была представлена почти четверть сообщений об экономике; статьи играли немалую роль при освещении внешней политики России и ее внутренних проблем, а также вопросов самоуправления (в "Московском Листке" и "Новостях дня"). Аналитических и обобщающих материалов в газетах этого кластера было немного, они посвящены прежде всего делам других стран и внешней политике России. В целом, заметки составляют около 23% редакционной площади газет; телеграммы, статьи и отчеты по 7-9%, корреспонденции - 4%; аналитические материалы и обобщения по 7-8,5%.

Говоря об особенностях отдельных газет, входящих в данный кластер, отметим следующее. Для "Московского Листка" характерно относительно большее по сравнению с другими внимание к самоуправлению и благоустройству и экономике России. Немалую роль в раскрытии этих тем играли корреспонденции - жанр, практически полностью отсутствующий в других газетах. Интересно также отметить, что теме самоуправления в "Московском Листке" посвящена почти половина обобщающих и большая доля аналитических материалов. "Голос Москвы"-3 отличает предоставление большей редакционной площади (10,5%) под сообщения о театре, развлечениях, познавательной информации и внимание к вопросам экономики России, которое выражено в значительном количестве статей и аналитических материалов по этой теме. Наибольшим своеобразием отличается "Жизнь". В 3- м триместре она отводит меньше места под художественную литературу и происшествия, чем другие газеты кластера, но больше - под справочную информацию. Главные отличия - заметно больше редакционной площади отведено для освещения дел других стран, а в жанровом отношении для заметок и аналитических материалов. С другой стороны, для газеты характерно пренебрежение к экономической тематике и вопросам самоуправления, кроме того, "Жизнь"-3 практически игнорирует такие жанры, как статьи и корреспонденции.

Обратимся к характеристике III кластера ("Русские Ведомости", "Русский Курьер", "Жизнь"-1). Входящие в него газеты обращают преимущественное внимание на освещение трех тем: внутренние проблемы России (17,4%), дела других стран (16,7%), экономика России (14,3%). В рамках первой из указанных тем "Русские Ведомости" и "Жизнь"-1 проявляют наибольший и постоянный интерес, особенно к социально-сословной проблематике. У "Русского Курьера" наиболее стабильный и значительный интерес проявляется к делам правительства. Меньшее, но также значительное место на страницах газет занимают следующие четыре темы: происшествия и судебные процессы, самоуправление и благоустройство, справки, наука, просвещение и деятельность обществ (соответственно 11%; 9,6%; 9,3% и 9,4% редакционной площади). Искусству, развлечениям и познавательной информации, внешней политике было отведено по 6-7%.

Особенностью подачи материала является значительная роль статей и анализа (особенно для "Русских Ведомостей" и "Русского Курьера"). На страницах этих газет вообще печаталось гораздо больше, чем в газетах I типа (кластера), статей и аналитических материалов (как в абсолютном, так и в относительном плане - по 24% редакционной площади; аналитических материалов гораздо больше, чем обобщений). При освещении важнейших проблем жизни страны (таких как экономика, внутренние проблемы России, внешняя политика) редакции обращались в первую очередь к этим жанрам, имевшим немалое значение и для других тем. Вместе с тем широко представлены и чисто информационные жанры (заметки, телеграммы) - не меньше, чем в "Московском Листке" или в "Новостях дня". Заметки (в среднем около 23% редакционной площади) занимали около четверти общего объема всех сообщений о делах других стран - в "Русских Ведомостях" и "Русском Курьере" в такой форме была представлена почти половина информации о делах правительства, пятая часть сообщений по самоуправлению, четверть - по внешней политике России и, конечно же, большинство сообщений о происшествиях. Телеграммы (около 9% редакционной площади) имели значение прежде всего для информирования о делах других стран. В отличие от большинства газет I кластера "Русские Ведомости", "Русский Курьер" и, прежде всего, "Жизнь"-1 уделяют внимание корреспонденциям (соответственно 10%, 11,2% и 20,2% редакционной площади), сообщая в этой форме об экономике, самоуправлении, делах других стран и т.п. Столько же места на страницах газет занимают отчеты, посвященные прежде всего судебным разбирательствам, а также заседаниям органов самоуправления и разного рода развлечениям. Газеты данного кластера публиковали мало обзоров и правительственных документов, но все же не игнорировали эти жанры (в отличие от I кластера).

Входящие в III кластер газеты имеют и свои особенности. "Русские Ведомости" отличаются от "Русского Курьера" несколько большим интересом к внутренней жизни России, в частности, к самоуправлению, о чем свидетельствует и объем публикаций, и структура аналитических материалов (которых здесь вообще больше). В то же время "Русские Ведомости" выделяют больше редакционной площади под происшествия и судебные процессы, чем "Русский Курьер" и особенно "Жизнь"-1, увеличивая общий объем сообщений по этой теме к концу года, в противоположность "Русскому Курьеру", сокращавшему его. Номера газеты "Жизнь" ("Жизнь"-1) очень своеобразны. Она уделяет больше всех внимания внутренним проблемам России (в форме статей и корреспонденций) и самоуправлению (представленному в основном в виде корреспонденций). Большая доля корреспонденций и обобщений - яркая характерная черта "Жизни"-1, на страницах которой эти жанры занимают по 21% редакционной площади (в два раза больше, чем у "Русских Ведомостей" и "Русского Курьера") во многом за счет уменьшения доли статей (10,6%, в два раза меньше). С другой стороны, "Жизнь"-1 по сравнению с "Русскими Ведомостями" и "Русским Курьером" проявляет очень незначительный и неустойчивый интерес к экономике России (всего 9,2%), также очень мало место уделяет происшествиям и суду (5,6%). "Жизнь"-1 публиковала практически те же телеграммы "Северного Телеграфного Агентства", что и другие газеты, но за счет того, что размер газеты был меньше, чем у них, удельный вес равных по объему телеграмм оказался почти в два раза больше (15,4% редакционной площади). Соответственно пришлось сократить количество заметок, занимающих здесь гораздо меньшее место (всего 16,4%).

В целом, если говорить о содержании публикаций, I и III кластеры максимально отличаются по площади, выделенной под художественную литературу. Это различие принципиальное, поскольку для объектов I кластера эта тема является лидером, а объекты III кластера ее абсолютно игнорируют. Газеты III кластера значительно больше места отводят под освещение внутренних проблем России (в 3 раза), дел других стран (в 2 раза), экономики России (в 2 раза), самоуправления (в 2 раза), науки и просвещения (в 3 раза). Происшествия и справки преобладают на страницах газет I кластера (в 1,6 раза больше в обоих случаях). По форме подачи материала максимальные отличия в абсолютной и относительной доле статей и аналитических материалов.

II кластер является как бы промежуточным между полярными I и III. В четырех случаях (внутренние проблемы России, наука и образование, дела других стран, художественная литература) значения показателей этого кластера равноудалены от показателей I и III кластеров. По трем темам (экономика России, ее внешняя политика, происшествия и судебные процессы) значения показателей II кластера совпадают с III, а в двух других случаях (самоуправление и справки) - с I кластером. Отличительной чертой II кластера является то, что входящие в него газеты выделяют 6,1% редакционной площади для освещения религиозно-национальной проблематики, при том, что газеты в других кластерах эту тему практически игнорируют. Повышенный интерес к этой теме проявляется и в том, что ей посвящена значительная часть аналитических и обобщающих материалов газет, прежде всего "Современных Известий" (20,5% всех аналитических и 19,8% обобщающих материалов; "Голос Москвы"-1,2 и "Жизнь"-2 соответственно 15,5%, 13,4% и 12,4% аналитических материалов).

В среднем редакционная площадь газет этого кластера распределяется следующим образом: справочная информация (15,8%), экономика России (13,3%), художественная литература (11,4%), происшествия (11,1%), дела других стран (11,2%), внутренние проблемы России (9,8%). "Голос Москвы"-1 и 2 отличаются заметным своеобразием, которое выражается прежде всего в большем внимании к экономике России и делам других стран, у "Голоса Москвы"-1 также к внутренним проблемам России, меньшем к происшествиям. "Жизнь"-2 также уделят несколько больше, чем "Современные Известия", внимания экономике, меньше - происшествиям. Объем публикаций, посвященных проблемам религии, значительно меньше, чем у двух других газет данного кластера.

По предпочтениям, отдаваемым различным жанрам, II кластер в целом также является промежуточным между двумя другими, но газеты этого кластера значительно отличаются друг от друга, так что "Голос Москвы"-1 и в несколько меньшей степени "Голос Москвы"-2 очень близки к III кластеру. Заметки и телеграммы, как и практически везде, занимают здесь около трети редакционной площади. У "Современных Известий" и "Жизни"-2 несколько больше статей и аналитических материалов, чем у "Московского Листка" и "Новостей дня", а у "Голоса Москвы"-1 и 2 их почти столько же, как у "Русских Ведомостей" и "Русского Курьера". Корреспонденции и обобщения встречаются на страницах этих трех газет примерно в таком же количестве, что и у "Русских Ведомостей" и "Русского Курьера", исключение здесь составляет "Жизнь"-2 (мало корреспонденций). В "Голосе Москвы" в первой трети года и "Современных Известиях" в первом и втором триместрах появляются правительственные документы, в "Современных Известиях"-1 - обзоры (как и в III кластере), но затем оба жанра практически исчезают. Отличительной чертой II кластера в целом можно считать намного меньшее, чем у других кластеров, количество отчетов.

Если сравнивать газеты вне зависимости от их распределения по кластерам, то можно отметить следующие общие черты. Все или большинство газет проявляют устойчивый интерес к трем темам: справочная информация, дела других стран, происшествия и суд. Эти темы не игнорируются ни одной газетой. Площадь, отведенная под справки, остается неизменной или несколько растет по всем газетам от 1 к 3 триместру. Средние цифры по происшествиям у большинства объектов выше или почти равны 10%, (у "Жизни"-2, "Голоса Москвы"-2 и 3 по 8-9% и только у "Жизни"-1 - 5,6%). У всех газет, за исключением "Русского Курьера" и "Московского Листка", площадь под эту тему несколько возрастает, однако у "Московского Листка" она и без этого очень велика. Сходная ситуация и с делами других стран. Более или менее устойчивый интерес проявляется к экономике России (единственная газета, не интересующаяся темой - "Жизнь"-3). С другой стороны, все газеты публиковали очень мало материалов, посвященных светской хронике и торжествам. Дела церкви большинством газет практически игнорируются (исключение составляют "Современные Известия"-2,3 и "Голос Москвы"-1,2). Все газеты уделяют значительное внимание информационным жанрам: треть всех сообщений имеет форму заметок и телеграмм. При этом другие жанры также более или менее активно используются редакциями и авторами, за исключением обзоров и прямой публикации правительственных документов.

* * *

Таким образом, кластерный анализ показал, что в зависимости от своей стратегии газеты делятся на три типа, полярные из которых условно можно обозначить как "малая пресса" и "серьезные издания". Первый тип, возникновение и развитие которого современники и исследователи связывают с 70-80-ми годами XIX века, представлен прежде всего "Московским Листком" и "Новостями Дня". Для них характерна пока еще недолгая история существования, колоритные фигуры редакторов-издателей, не кончавших университетов и не имевших имени в литературе, курьезная история основания и, если говорить о "Московском Листке" и "Новостях дня", долгая и успешная жизнь впереди, принесшая миллионы их владельцам. При этом важно отметить, что их издатели с самого начала рассматривали свою газету именно как коммерческое предприятие. Н.И. Пастухов ("Московский Листок") на вопрос о направлении своей газеты как-то ответил: "кормимся". И во многом именно его коммерческий успех подвигнул А.Я. Липскерова ("Новости дня") на издание своей газеты[6.]

Каковы же отличительные черты стратегии этих газет, сформировавшие их "лицо", на какого читателя рассчитывали их редакторы-издатели? Прежде всего, значительное место (четверть площади, а то и больше) редакция отводила "легкой" художественной литературе, каждодневному чтиву, развлекающему читателя. В каждом номере "Московского Листка" печатался рассказ, повесть или роман и 1-2 стиха, во многих номерах появлялись шутливые сценки. На первом месте идут произведения юмористические, подчас ехидные, подтрунивающие над различными повседневными сторонами жизни, особенностями поведения разных групп населения. Мы можем найти рассказ об обжорстве замоскворецких купцов или об их странном сватовстве, о ловких страховых агентах, заговаривающих зубы доверчивым клиентам, о квартирантах, не платящих за жилье, о мошенниках-юристах, о праздных зеваках и расточительных женах и т.п. В "Новостях дня" печатались и небольшие шутки и анекдоты. Среди рассказов, романов и повестей в обеих газетах преобладает то, что сейчас называется "мыльными операми". В "Московском Листке" мы встречаем назидательные рассказы о неизбежном наказании за пороки, о пользе раскаяния и милосердия, зарисовки из жизни провинции и села. Литература подогревала интерес читателей, захватывающие романы печатались с продолжением, что обеспечивало покупку все новых и новых номеров газет. Популярные авторы и произведения очень значительно увеличивали тираж газеты. В.А. Гиляровский вспоминал, что, когда в "Московском Листке" начали печатать роман Пастухова "Разбойник Чуркин", розница газеты резко возросла. Имя это стало нарицательным, популярной кличкой собак наряду с Жучкой и Шариком вскоре стал Чуркин, многие игрушки на базаре также получили это имя, появилась даже песня об этом разбойнике. Однако легкое чтиво не только развлекало, оно и приучало к чтению. Гиляровский писал о Пастухове: "Безграмотный редактор на фоне такой же безграмотной Москвы, понявшей и полюбившей человека, умевшего говорить на ее языке. Безграмотный редактор приучил читать безграмотную свою газету, сделал многих грамотными, приучил к чтению охотнорядца, лавочника, извозчика, посетителя трактиров"[7.].

Второй чрезвычайно важной темой на страницах газет было описание происшествий и сообщения о судебных разбирательствах. Вообще внимание к происшествиям (убийства, кражи, пожары) было модой, характерной чертой ежедневных газет того времени. Даже "серьезные газеты" вынуждены были учитывать эту особенность времени и приспосабливаться к ней. На страницах же "Московского Листка" и "Новостей дня" происшествия и судебная хроника занимали очень значительное место, большее, чем у других газет - почти четверть редакционной площади. Оперативное сообщение точной информации обо всех важных происшествиях в столице было одной из осознанно поставленных целей для многих газет, причем очень важно было, чтобы сведения были достоверными, детальными, и сообщались раньше других. Для этого существовал отряд репортеров, рыскавших по Москве и добывавших сведения. В подавляющем большинстве случаев информация сообщалась в виде заметки, сложился стандартный тип подобной заметки: все излагалось очень коротко, но вместе с тем читатель получал детальные ответы на множество вопросов: что, где, когда произошло, кто участники (как правило с указанием профессиональной принадлежности, сословия и даже фамилии и имени). Читателям этих газет нравилась скандально-сенсационная хроника, кровавые происшествия, пожары. Точная топография, детали и имена участников помогали читателям ощутить себя непосредственными свидетелями драмы, если же событие произошло на их улице или со знакомыми людьми, это придавало истории особый вкус. "Жизнь", например, писала: "В особенности Москва любит читать об себе самой. Попробуйте не написать об том, что вчера рысистая тройка такого-то раздавила такую-то, вас осмеют: "не выписывайте, пожалуйста, этой газеты, дрянь какая-то; представьте, четвертый день пошел, как Иван Петрович задавил старуху, а об ней еще почти ни строчки! Вся Москва знала, а редакция - ни слова" [8.]

Несомненно важной для читателей была справочная информация: судебный указатель, расписание поездов, месяцеслов, репертуар театров - и "Московский Листок", и "Новости дня" отдают должное справкам, занимающим в обеих газетах третье место по выделенной редакционной площади. Оставшаяся редакционная площадь (около 40%) позволяла этим газетам осветить примерно такой же круг тем, что и в других изданиях, но в меньшем объеме. Особенность "Московского Листка" была в том, что он больше других ориентировался на конъюнктуру. Например, в делах других стран "Московский Листок" привлекают исключительно сенсации, а не мирное течение событий. В освещении развлечений и познавательной информации наблюдается "сезонный" интерес: с наступлением дачного сезона появляется специальная рубрика "Из дачных местностей", где печатаются рассказы о различных подмосковных дачных местностях и доступных там для дачников удобствах и развлечениях. И здесь, предоставляя полезную информацию, развлекая, "Московский Листок" одновременно и развивает своих читателей: мы находим повествования о Неклюдово, Кусково, Воробьево с красочными описаниями пейзажей, историей возникновения, перечислением известных людей, побывавших в этих местах. С наступлением осени редакция отказывается от этого раздела (в мае-августе занимавшего до 14% редакционной площади).

"Московский Листок" и "Новости дня" отдавали предпочтение чисто информационным жанрам: заметки, телеграммы, отчеты. Важная характеристика "Московского Листка", очень выигрышно отличавшая его от "Новостей дня", - это значительный объем корреспонденций, почти не уступавший "серьезным" газетам. Это далеко не случайно. Редактор-издатель осознавал важность корреспонденций для привлечения провинциального читателя. Гиляровский вспоминал, что Пастухов старался найти способных людей в деревнях и селах и делал своими корреспондентами; для распространения подписки в ближайших городах посылал своих корреспондентов с наставлением "разнюхать там, о чем молчат" и об этом писать[9.]. Липскеров также прекрасно осознавал важность корреспонденций [10.], но в это время он просто не имел возможности обеспечить ими свою газету.

В целом, такая стратегия оказалась успешной. "Московский Листок" очень удачно вписался в свое время, пользовался большим спросом, о чем свидетельствуют как все мемуаристы, так и факты: Пастухов составил на газете состояние, ее тираж непрерывно рос, составляя в течение 1883 года 19- 23 тыс. экземпляров[11], а в 1885 уже 27-29 тыс. - значительно больше, чем у других интересующих нас газет. "Московский Листок" был также очень хорошо обеспечен рекламными объявлениями. "Новости Дня", возникшие на два года позже, не имели таких тиражей, но держались на плаву, занимая третье место по тиражам (5-7 тыс. в 1885 году) и получая довольно много рекламных объявлений, количество которых росло в течение года. Структура информации и форма ее подачи в "Московском Листке" и "Новостях дня", вероятно, была оптимальной для определенной части аудитории. Об этом свидетельствует то, что I кластер самый плотный: значения показателей входящих в него объектов (даже "Голоса Москвы"-3 и "Жизни"-3) наиболее близки между собой.

Вообще подобный тип коммерческой газеты в глазах многих являлся олицетворением легкого пути к успеху за счет удовлетворения потребностей широкого круга непритязательных читателей. Не случайно "Голос Москвы" и "Жизнь", потерпевшие фиаско вскоре после начала их выхода, в итоге обратились в поисках спасения именно к этому типу стратегии. И показательно заявление, сделанное при этом редакцией "Голоса Москвы", о том, что "газета несколько изменится и в своей форме, и в своем содержании: и в том, и в другом отношении она постарается приблизиться к требованиям публики. Она должна стать более живою, более занимательною, удовлетворяющею разным вкусам. В особенности будет усилен отдел беллетристический и вообще легкого чтения"[12]. Но изменения не спасли ни одну из неудачливых газет.

Характеризуя читателей "малой прессы", можно сказать, что в этот период газета становилась для них важным средством расширить свой кругозор и удовлетворить "праздное" любопытство, получить нужную информацию и развлечься, позубоскалить над попавшими впросак.

Однако путь, избранный "малой прессой", не был единственным путем к успеху. Другая стратегия, стратегия "Русских Ведомостей" и "Русского Курьера" также приносила свои плоды. В чем отличия? Прежде всего, эти издания не печатали художественной литературы. Это свидетельствует о том, что их читатели в своей массе не интересовались легким чтивом, умещающимся на страницах газет, так как в поисках художественной литературы они обращались, очевидно, к книгам и толстым журналам. Происшествия и судебные процессы занимали немалое место в "Русских Ведомостях" и "Русском Курьере" (11-12% редакционной площади), притом редакции заботились о своевременном и полном освещении важнейших происшествий не меньше, чем "Московский Листок" или "Новости дня". Тот же Гиляровский, пришедший в "Русские Ведомости", "приспособил сотрудничать небольшого чиновника из канцелярии обер-полицмейстера, через руки которого проходили к начальству все экстренные телеграммы и доклады приставов о происшествиях" и "обгонял другие газеты кроме "Московского Листка", что очень ценилось редакцией[13]. Но общий объем сообщений подобного содержания в "Русских Ведомостях" и "Русском Курьере" был гораздо меньше. Для редакторов подобная тематика не являлась приоритетной, однако они, очевидно, ощущали необходимость полного освещения происшествий по крайней мере в рамках Москвы. Было найдено оригинальное решение: в целях экономии места эти сообщения печатались более мелким шрифтом, чем все остальные. Происшествия везде были по сути одинаковы, характер судебной хроники несколько отличался. "Московский Листок" и "Новости дня" во многом привлекали курьезные, необычные своими деталями разбирательства. У "Русских Ведомостей" и "Русского Курьера" был несколько иной критерий отбора. Они предоставляли подробнейшие отчеты из зала суда прежде всего о масштабных процессах: крупные злоупотребления, коммерческие преступления, нашумевшие убийства, крупные кражи.

Однако прежде всего читательской аудитории предлагалась иная пища для размышлений. В первую очередь "Русские Ведомости" и "Русский Курьер" писали о внутренних проблемах России, отводя им пятую часть редакционной площади. Не менее подробно читатели информировались и о событиях в области экономической жизни страны. Такое же место отводилось сообщениям о делах других стран (причем примерно половина общего объема публиковавшихся материалов касалась внутренней политики и социально- экономической жизни иностранных государств). Характерной чертой освещения этих трех тем была значительная доля аналитических материалов в форме статей, гораздо реже корреспонденций. Немалое (и несравненно большее, чем у "Московского Листка" или "Новостей дня") место на страницах газет занимала наука, просвещение, отчеты о заседаниях и деятельности ученых обществ. Редакции отдавали должное проблемам самоуправления и благоустройства и справочной информации. В сравнении с названными темами остальные не имели большого значения для газет, но ни одна из них (кроме пожалуй религиозно-национальной проблематики) не игнорировалась.

Как видим, "Русские Ведомости" и "Русский Курьер", отдавая дань веяниям времени, все же принципиально отличались от "Московского Листка" и "Новостей дня" по своей стратегии. И их линия также оказалась не проигрышной. Больший успех сопутствовал "Русским Ведомостям", выходившим в 1884 г. в количестве 12 тыс. экземпляров [14], а в 1885 г. поднявшим тираж до 14-16 тыс. и обеспеченным рекламой не хуже "Московского Листка". "Русский Курьер" в 1885 г. имел тираж 7-8 тыс., что также было немало. Читатель "серьезных" газет более развит, для него газета - и источник информации, и средство обсуждения волновавших его вопросов, способное помочь разобраться в ходе событий и их причинах. Но не только это. Развлечения, курьезы, происшествия также вписываются в круг его интересов.

Существовал также третий путь, еще одна "ниша", которую пытались занять несколько газет: "Современные Известия", а также "Голос Москвы" и "Жизнь" в определенный момент своей недолгой истории. Этот тип стратегии был рассчитан на то, чтобы в некоторой степени совместить два предыдущие варианта: с одной стороны "приблизиться к требованиям публики" и "удовлетворить разным вкусам" (выражаясь языком редакции "Голоса Москвы"), и с другой стороны оставить на страницах издания достаточно места для обсуждения серьезных проблем, подробное освещение которых было приоритетом газет типа "Русских Ведомостей", возможно, добавив к этому свою специфику (например, религиозную проблематику в случае с "Современными Известиями"). Эти газеты также печатали художественную литературу, но она занимала в два раза меньше места, чем у "Московского Листка" или "Новостей дня", и появлялась далеко не в каждом номере. Характер литературы заметно отличался: эти газеты не печатали стихов, сценок, анекдотов и ехидных зарисовок, ограничиваясь романами, повестями и рассказами, предпочитая зарубежных авторов, так что среди героев этих произведений мы не встретим русских купцов, мещан и других обывателей. Значительное место занимали "мыльные оперы" и приключенческие рассказы (например, Ж. Верна в "Современных Известиях"). В "Современных Известиях" появлялись рассказы из жизни раскольников, в "Голосе Москвы"-1 - о тяжелой судьбе братьев- славян за пределами Российской империи.

Большое внимание уделялось справочной информации. В отношении такого важного раздела, как хроника происшествий и суда, не было единства. "Современные Известия" уделяли ей немного больше внимания, чем "серьезные" издания, а "Голос Москвы" и "Жизнь" - немного меньше. Так или иначе, после освещения этих трех тем в этих газетах оставалось 60-70% редакционной площади для обсуждения других проблем. Экономика, внутренние проблемы России и дела других стран занимали на страницах газет в целом меньшее место, чем в "Русских Ведомостях", но значительно большее, чем в "Московском Листке". "Современные Известия" предоставляли читателям практически одинаковый объем информации по этим проблемам, в то время как "Голос Москвы" (и в меньшей степени "Жизнь"-2) стремились сосредоточиться прежде всего на экономике России. Науке, просвещению и деятельности обществ и внешней политике России редакции считают нужным уделить несколько больше внимания, чем "малая пресса", в то время как вопросам самоуправления и благоустройства меньше, чем "Московский Листок". Что касается серьезности подачи материала, "Голос Москвы" несомненно равняется на "Русские Ведомости" и "Русский Курьер", печатая практически столько же статей и аналитических материалов. "Современные Известия" и "Жизнь"-2 подают материал более глубоко, чем "Московский Листок" и "Новости дня", но значительно уступают в этом отношении "Голосу Москвы".

Только "Современные Известия" и "Голос Москвы" пытались привлечь внимание читателей к религиозно-национальной проблематике. Нельзя сказать, чтобы эти попытки были постоянными, но редакции (особенно "Современные Известия") довольно подробно освещали важнейшие события в этой области, публикуя исследования и статьи, посвященные истории вопроса и отдельным его аспектам.

Однако такая стратегия не принесла особых успехов. Ни "Голос Москвы", ни "Жизнь" не смогли поправить свои дела и привлечь читателей и вынуждены были еще раз изменить свою тактику. "Современные Известия" существовали уже довольно давно, так что имели определенный запас прочности в виде сложившейся читательской аудитории и авторитета среди тех, кто обеспечивал газеты рекламой, поскольку газета одно время была очень популярной. Однако в середине 1880-х она переживала явно не лучшие времена: тираж ее, а значит, и читательский интерес постоянно падал. В начале 1884 года "Современные Известия" имели тираж 10 тыс. экземпляров, к концу 1884 он сократился до 6 тыс.[15] 1885 год редакция начала с 5 тыс. экземпляров, но спрос на газету не удержался и на этой отметке, и к концу года ее тираж составлял уже только 4,4 тыс.

Наибольшие неудачи и разочарования выпали на долю редакторов- издателей "Голоса Москвы" и "Жизни". Эти газеты просуществовали не более года ("Жизнь" даже не дотянула до конца 1885-го), но даже в течение этого времени вынуждены были прекращать издание на два месяца из-за финансовых затруднений. Обе газеты начинались как "серьезные": у "Жизни" это выражалось больше в содержании материалов, у "Голоса Москвы" - в форме его подачи. Редакции выступили с претенциозными программами. "Голос Москвы" обещал, что "русские землевладение, сельское хозяйство, промышленность, торговля и вообще русский народный труд найдут здесь готовый орган для заявления своих нужд и интересов, для обсуждения этих нужд и охранения этих интересов" [16]. Редактор-издатель газеты работал в течение 20 лет в экономическом отделе "Московских Ведомостей", так что сразу же определился особый интерес газеты к экономике. Редакция планировала сделать "Голос Москвы" рупором экономических интересов московской буржуазии и купечества, поэтому не удивительно, что первоначальные средства на издание были получены в основном от московских купцов[17]. "Жизнь" собиралась стать изданием "серьезным, дающим публике не сброд беспорядочных новостей, а отборные, действительно нужные сведения о происходящем в мире", сосредоточиться на жизненно-важных проблемах[18]. Однако газеты "не пошли" среди читающей публики, у издателей возникли финансовые проблемы, и они стали искать выход на пути изменения "лица" своего издания. Обе газеты, постепенно эволюционируя, прошли путь от "серьезной" к "малой" прессе, что, однако, не принесло им успеха.

В чем причины? Безусловно, существовал целый ряд факторов, влиявших на судьбу газет: это и необходимость привлекать читателей, конкурируя с уже долгое время существующими газетами, имевшими сложившуюся аудиторию, и отсутствие опыта ведения дел, и особенности стиля и языка газет, и другие факторы. Но здесь мы пока абстрагируемся от них и сосредоточимся на полученных в ходе исследования данных о стратегиях газет. Сравнивая "Русские Ведомости" с одной стороны и "Голос Москвы" и "Жизнь" в начальный период их существования с другой стороны, можно заметить следующее. Во- первых, "Голос Москвы" с самого начала выхода, а "Жизнь" чуть позже попытались совместить черты "серьезных" газет с не свойственной для них публикацией художественной литературы. Объем и характер этой литературы не вполне устраивал читателей "малой прессы", аудитории же изданий типа "Русские Ведомости", как уже говорилось, подобные публикации были не нужны. Литературные произведения занимали место, которое могло быть использовано для освещения серьезных проблем. Но именно эти проблемы в первое время рассматривались в качестве приоритетных "Голосом Москвы" и "Жизнью", их редакции стремились уделить им не меньше места, чем другие органы. Что же получалось в итоге?

Можно назвать два ключевых слова, характеризующих качества, отличавшие пользовавшиеся спросом "Русские Ведомости" от этих газет: сбалансированность и гибкость. "Русские Ведомости" полно освещают целый ряд тем, "Голос Москвы" - пытается сосредоточиться на экономике. В первом триместре материалы этой тематики действительно занимают несколько больше места, чем в любой другой газете. Еще около десятой части отведено для литературы, в результате остальные не менее важные темы "не дотягивают". В то время, как в "Русских Ведомостях" в форме статей освещался целый ряд тем, "Голос Москвы" и "Жизнь" посвящают ведущей теме от половины до 80% статей. Кроме того, "Голос Москвы" отличает еще и значительное внимание к "периферийной" проблематике, практически игнорировавшейся всеми остальными газетами - религиозно- национальной.

Не хватало неудачливым газетам и гибкости, учета конъюнктуры. "Русские Ведомости", например, являясь безусловно солидной газетой, выделяли немалую площадь под происшествия и судебные разбирательства, заботясь о своей репортерской части и о том, чтобы иметь оперативную информацию о пожарах, смертях и других происшествиях. А "Жизнь" и "Голос Москвы" игнорируют подобные запросы, выделяя в первой трети года менее 8% площади под эту тематику.

* * *

В заключение приведем свидетельства современников, помогающих пролить свет на социальную принадлежность читателей вышеупомянутых газет. Так, в политическом обзоре Московской губернии, составленном в начале 1885 года, содержится следующая характеристика: "Читатели, как городские так и иногородние, по отношению к перечисленным изданиям распределяются приблизительно так: "Московские Ведомости" получаются присутствиями и общественными учреждениями, дворянством и избранным купечеством. "Современные Известия" - духовенством. Прочие же издания за исключением "Московского Листка" и "Новостей Дня" читаются преимущественно учащейся молодежью и лицами, принадлежащими к среде учебной, судебной и медицинской. "Московский же Листок" и "Новости Дня", если можно так выразиться, поглощаются мелким торговым и низшими слоями общества" [19]. В.А. Гиляровский писал, что "Русские Ведомости" были популярны между профессорами, земцами, молодыми судейскими и либеральными думцами. "Новости Дня" читала интеллигенция, "цивилизованное" купечество, театральная и бульварная публика. "Московский Листок" читали охотнорядцы, извозчики, лавочники, посетители трактиров; "постепенно газета получила известность и в фабричных кругах"; "именитое и образованное купечество стыдилось брать в руки эту газету, но посылало покупать через черный ход рано утром"[20].

ПРИЛОЖЕНИЕ

Тематика сообщений газет:

  1. Экономика России (финансы, торговля, промышленность, сельское хозяйство, пути сообщения и т.п.) ;
  2. Внутренние проблемы России (социальная проблематика и сословия, проблемы пореформенных судебных установлений, дела правительства и т.п.);
  3. Самоуправление и благоустройство;
  4. Наука, просвещение и деятельность обществ;
  5. Церковь и национальные окраины;
  6. Искусство, театр, развлечения и познавательная информация;
  7. Светская хроника и официальные торжества;
  8. Происшествия и суд;
  9. Внешняя политика России;
  10. Дела других стран (внутренняя политика, экономика и т.п.);
  11. Справочная информация (расписание поездов, репертуар театров и т.п.);
  12. Художественная литература.

Жанры:

  1. Заметка;
  2. Телеграмма;
  3. Статья;
  4. Корреспонденция;
  5. Отчет;
  6. Обзор;
  7. Правительственные документы;

Независимо от выделенных выше жанров, среди всех сообщений выделялись:

  1. Аналитические материалы;
  2. Материалы с элементами обобщения.

1.Есин Б.И. Русская дореволюционная газета. 1702-1917. Краткий очерк. М., 1971. С.29.

2.Русская Мысль. 1897. 3. С.36.

3.См: ЦИАМ. Ф.31. Оп.3. Д.237. Часть 1. Л.1, 3.

4.Далее в статье использованы индексы, присвоенные в соответствии с указанным делением. Индексы 1, 2 или 3 в этом случае означают первый, второй или третий триместр года (например, "Московский Листок"-1).

5.Кластерный анализ проводился с использованием SPSS/PC+ V4.0. Рассчитывалось евклидово расстояние. Группировку объектов проводили методом WAVERAGE.

6.См.: Кугель А.Р. Литературные воспоминания (1882-1896). Пг.-М., 1923. С.93-94.

7.Гиляровский В.А. Москва газетная // Сочинения в 4-х томах. Т.3. М., 1989. С.5, 253.

8.Из Московской жизни // Жизнь. 1885, 4 января. 3.

9.См.: Гиляровский В.А. Москва газетная ... С.80.

10.См: Кугель А.Р. Литературные воспоминания. С.93-94.

11.См: ЦИАМ. Ф.31. Оп.3. Д.214. Л.181.

12.Голос Москвы. 1885, 26 июня. Прибавление к 144.

13.См.: Гиляровский В.А. Мои скитания // Сочинения в 4-х томах. Т.1. М, 1989. С.45.

14.См: ЦИАМ. Ф.31. Оп.3. Д.226. Л.15.

15.См: ЦИАМ. Ф.31. Оп.3. Д.226. Л.15.

16.Голос Москвы. 1885, 1 января. 1.

17.См.: ГА РФ. Ф.102. Д-3. Опись за 1885 г. Д.59. Часть 45. Л.11; Собрание передовых статей "Московских Ведомостей". 1884 г. М., 1898. С.131-132.

18.Жизнь. 1885, 1 января. 1.

19.ГА РФ. Ф.102. Д-3. Опись за 1885 г. Д.59. Часть 45. Л.11.

20.См.: Гиляровский В.А. Москва газетная ... С.4, 77, 89, 253, 256.


Содержание
Издания Ассоциации "История и компьютер"